Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №57(01.08.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


«Днестровский курьер», №17

«Непризнанные» помнят о России. Но рассчитывают лишь на себя.

Яна Амелина

Сохранение влияния России в стратегически важных регионах Причерноморья и Закавказья - одна из ключевых задач для российской геополитики. Прямо примыкает к ней и проблема непризнанных государств (сами они предпочитают слово "самопровозглашенные"), образовавшихся на территории бывшего СССР после его распада. Об этом говорилось на прошедшем на днях в Тирасполе (столице непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, ПМР) международном форуме "Мы - Россия".

Эксперты-политологи сходятся во мнении, что влияние России в Причерноморье продолжает стремительно снижаться. Москва фактически свернула там свое военное и политическое присутствие, практически полностью выведя военные силы (за исключением миротворческих) из Приднестровья, Абхазии и Крыма. "Присутствие России в регионе превратилось в чистую видимость", - считает министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай.

Геополитический вакуум, возникший в Причерноморье в результате "ухода" России, постепенно заполняется другими государствами. Так, США активно добиваются вывода из ПМР остатков 14-й армии (сократишейся за 5 лет с 15 до 1,5 тыс. человек), держа этот процесс под своим постоянным политическим контролем. Помимо посольства США в Кишиневе, американское дипломатическое присутствие в регионе обеспечивает глава миссии ОБСЕ, которым вот уже пять лет является представитель США.

Отношения ПМР с официальным Кишиневом по-прежнему далеки от нормализации, несмотря на определенные усилия по сближению, предпринятые в последнее время при участии России. Осложнили ситуацию и массовые манифестации унионистов (сторонников объединения с Румынией), в течение нескольких месяцев сотрясавшие столицу Молдавии.

Максимальную активность, ввиду очевидности своих интересов в регионе, проявляют Турция и Румыния. Причем последняя - единственное государство региона, открыто заявляющее о своих территориальных претензиях к соседям, в частности, к Украине. В Бухаресте весьма сильны позиции тех, кто призывает к "воссоединению", то есть поглощению Молдавии Румынией.

США оказывают Румынии существенную поддержку, как одной из стран-кандидатов в НАТО, усиливая и свое военное присутствие на румынской территории. При этом Вашингтон, по словам В. Лицкая, намерен не допустить применения силы ни одним из участников политического процесса в Причерноморье. "Второй балканский конфликт никому не нужен", - считает министр иностраных дел ПМР. Поэтому, например, американцы не позволили Молдавии купить у Румынии военные вертолеты.

По мнению политолога Максима Шевченко, главная ставка Турции в Причерноморье будет сделана на Крым, где проводником ее политики становятся крымские татары. В начале 1990-х тогдашнее украинское руководство недальновидно содействовало становлению и укреплению крымско-татарского национального движения, видя в нем противовес пророссийским настроениям большинства населения Крыма. Теперь количество крымских татар на полуострове значительно увеличилось, а сплоченность сделала их реальной политической силой. Лет через 15-20 они будут представлять серьезную опасность для украинского государства, считает директор киевского Института проблем безопасности Константин Бондаренко.

По мнению экспертов, потенциал влиятельности России в Причерноморье, конечно, не следует сводить исключительно к военным или финансовым возможностям, которые, безусловно, сейчас существенно уступают и американским, и турецким. На Москву пока работают историческая память и традиционная пророссийская ориентация жителей бывших советских республик, их тесные экономические и человеческие связи с Россией. Но долго ли это будет продолжаться?

Упущено слишком много времени. Ослабленная Россия постепенно перестает быть притягательным центром для местного населения и ориентиром для пророссийских политических сил. Политика Москвы в Причерноморье требует существенной корректировки. Если же она останется столь же "прагматичной", как в последние годы, итогом станет глобальное американское господство в регионе.

Одной из новых политических инициатив России могло бы стать частичное признание (хотя бы "де-факто") существования самопровозглашенных государств, имеющих (пока что) однозначно пророссийскую ориентацию.

Как известно, проблема "непризнанных республик" возникла в последние годы существования СССР. Тогда, почти одновременно, бывшие автономии в составе союзных республик Абхазия и Южная Осетия (входившие в Грузию), Нагорный Карабах (Азербайджан), а также территория Приднестровья (Молдавия) объявили о своей независимости. Сначала -от республиканских центров бывших союзных республик, а затем, после распада СССР, они заявили о полном суверенитете.

Во всех случаях непосредственной причиной таких действий стало несогласие большинства населения непризнанных республик с национально-государственной политикой Тбилиси, Баку, Кишинева. Все четыре "протогосударства" прошли похожий путь становления, наиболее тяжелой страницей которого стали кровопролитные и жестокие "войны за независимость".

Сейчас существование непризнанных республик куда больше беспокоит тех, на чьей официальной территории они расположены. Руководство же самих "самопровозглашенцев", кажется, смотрит на вещи проще. "Не мы первые, не мы последние", - говорят в Тирасполе и Сухуми. "Турецкая Республика Северного Кипра", существующая не первое десятилетие, признана только Турцией, что, однако, не мешает ей вполне нормально существовать. Тайвань добился признания всего лишь 29-ти государств мира, и при этом неплохо себя чувствует. Тем более, что в любом деле можно найти заинтересованных посредников. Например, Мальтийский орден, у которого вообще нет ни территории, ни армии, ни других признаков государства, зарегистрирован при ООН и является субъектом международного права. Его члены неоднократно предлагали приднестровцам открыть в Тирасполе официальное представительство ордена, которое за умеренную плату снабжало бы всех желающих настоящими мальтийскими дипломатическими паспортами, признаваемыми всеми членами ООН.

Существует и "чисто рыночный" путь к заветной цели. "Средняя цена официального признания - около миллиарда долларов, - рассказывает министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай. - За эти деньги ряд бедных государств Африки готовы признать кого угодно".

Вот только зачем тратить такие средства, особенно, когда их нет? "У Молдавии, принятой в ООН, далеко не сразу появились все элементы государственности. На момент провозглашения независимости у Кишинева не было ни армии, ни собственной валюты, ни национальной идеи, ни многого другого. (и сейчас многого из перечисленного у Молдовы нет и не предвидится - ред. "ДК"). У нас все это есть. Так что нам даст официальное признание международного сообщества?", - говорит приднестровский министр. По его мнению, не так много. Конечно, решится вопрос передвижения через границы, которое сейчас для жителей ПМР значительно затруднено. А все остальное, оказывается, в нашем мире можно делать и без этого.

"Членство в ООН ровным счетом ничего не значит и ни от чего не гарантирует, - напоминает В. Лицкай. - От официального признания Приднестровья ничего не изменится, поэтому оно и не является для нас жизненно важным фактором". Это не приведет в ПМР инвесторов, озабоченных прежде всего стабильностью в регионе. А тираспольские товары как покупали, так и будут покупать все желающие.

Вполне подходит Тирасполю и сербско-черногорский вариант, при котором Приднестровье и Молдавия будут по очереди представлять свой гипотетический союз в Организации объединенных наций. Но как все-таки решить вопрос с официальным признанием, не прибегая к совсем уж экзотическим вариантам? По мнению руководства самопровозглашенных республик, их признание - вопрос исключительно политической воли России. Ей прямо и недвусмысленно советуют применить в этом вопросе "двойные стандарты", которые являются нормой реальной международной политики.

"Россия просто стесняется применять свою силу", - заметил Валерий Лицкай. Несмотря на то, что в ее распоряжении - пока еще - находятся очень эффективные дипломатические и политические методы. И это при том, что все непризнанные республики, кроме Нагорного Карабаха, неоднократно выражали желание установить более тесные, "ассоциированные" отношения с Россией, или даже просто войти в ее состав.

Однако "молчание Кремля" поневоле толкает руководство "самопровозглашенцев" к поискам иных путей разрешения своих проблем. Тирасполь активно налаживает отношения с Киевом и восточноевропейскими странами, Сухуми - с Турцией... Ситуацию в Абхазии и Приднестровье нередко сравнивают с той, что сложилась в Чечне и вокруг нее, хотя природа, характер развития и движущие силы этих конфликтов весьма отличаются друг от друга. Однако сама возможность проведения такой параллели - одна из важнейших причин, по которой Москва отказывается признать независимость пророссийских "протогосударств". Из Тирасполя же все видится по-другому.

"Первое условие существования государства - соблюдение международных правил игры: прав человека, запрета на контрабанду, демпинг и т.д., а также экономическая самодостаточность, - говорит министр иностранных дел ПМР. - После Хасавюрта чеченцам дали возможность играть по этим правилам. Вместо этого они создали шариатские суды, после чего с треском вылетели из европейского правового пространства".

С таким "государством", безусловно, невозможно поддерживать отношения. Однако то, что касается "масхадовской" Ичкерии, никак нельзя отнести ни к Приднестровью, ни к другим самопровозглашенным республикам.

После десятилетия "горячего" и "холодного" противостояния, к примеру Кишинева и Тирасполя, Тбилиси и Сухуми, уже ясно, что решение проблемы может происходить только по принципу "либо-либо". Либо непризнанные республики становятся признанными государствами, либо, при попытке силой "загнать" их обратно, вновь начинаются вооруженные конфликты, что еще больше осложнит и так непростую обстановку в Причерноморском регионе.

Что же касается Южной Осетии, то она и не ставит вопроса о достижении независимости. Главным для республики, по словам ее бывшего министра внешних связей Дмитрия Медоева, остается встраивание в систему региональной политики. Актуален вопрос о воссоединении с Северной Осетией, находящейся в составе России. Для защиты от возможных акций Тбилиси в Южной Осетии укрепляются свои военные структуры, а вопрос о выводе российского миротворческого контингента "не стоит и не может стоять Есть, наконец, и еще один важный аспект проблемы - психологический. Все самопровозглашенные республики прошли через войну, кровь и тяжелые испытания, с оружием в руках доказав свое право на существование. "Мы не хотим жить "под Кишиневом" и не пустим ни одного чужака к себе", - говорят приднестровцы. - "Ждать, что после ухода России из региона Приднестровье "разбежится по углам", нет никаких оснований. Мы прошли испытание на прочность"."Не нужно выдумывать способы решения конфликта через наши головы -мы не станем действовать по указке откуда бы то ни было", - заявляют абхазы. "Карабах - историческая область Армении, в составе которой он и должен находиться", - считают армяне Арцаха.

Если, по мнению одной из сторон, нет предмета для переговоров -значит, нет и самих переговоров. Поэтому попытки международного сообщества, руководства России и стран СНГ, финансово-политических элит решить судьбу этих "зависших" в неопределенности регионов вопреки или без учета их воли не приведут ни к чему хорошему.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ