Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №80(01.08.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
МОСКВА И БАЛКАНЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


,
17 июля 2003

К вопросу о статусе Косова и Метохии*

Борислав Милошевич

В результате агресии НАТО против Югославии в 1999 г. Косово и Метохия* формально находится под контролем ООН - краем правят международные гражданские и военные власти (UNMIK и KFOR). В действительности же этим краем, фигурирующим в резолюции 1244 Совета безопасности ООН в качестве части Югославии (без упоминания Сербии), управляют США и НАТО. При этом Североатлантический альянс и Миссия ООН ведут дело к государственному, экономическому и культурному отделению Косова и Метохии от Сербии и Югославии (ныне - государственного сообщества Сербии и Черногории). Этот автономный край сегодня превращается из исторической сербской территории в независимую албанскую территорию. И это кажется необратимым. В последнее время Запад все более активно обсуждает вопрос о формальном статусе Косова и Метохии, ведется кампания и пропагандистская подготовка, нацеленная на независимость края.

Косовская проблема и пути ее урегулирования тесно связаны с рядом важнейших международных политических вопросов и принципов. Они ставят на пробу истории вопросы о принципах суверенитета и территориальной целостности государств, о праве национальных меньшинств на самоопределение, о человеческих правах и их защите, о дееспособности и жизнеспособности ООН, а также ярко отражают перемены в отношениях между мировыми державами, перестройку их отношений и, следовательно, передел мира. Напомним о некоторых фактах.

С давних пор эта историческая сербская территория представляет собой важнейший перекресток и ключевую геостратегическую область Балканского Полуострова. Сейчас там, недалеко от города Урошевац, располагается важнейшая военная база США на юго-востоке Европы – «Бондстил». Еще в конце апреле 1999 г. газета «Вашингтон Пост» писала, что эта база «уже функционирует как небольшой американский город». Она названа именем ветерана вьетнамской войны Джеймса Бондстила для того, «чтобы Армия США символически реабилитировала свой неуспех на юго-востоке Азии – успехом на юго-востоке Европы».

Четыре года «международное сообщество» молчит о преступлениях над сербами на их собственной земле. После входа в Космет международных сил в июне 1999 года, неалбанское население практически изгнано из края; более 250 тысяч сербов не могут вернуться в свои дома. Много сербов убито, раненно, 1300 без вести пропало. Из самой Албании в Космет переселилось около 200 тысяч албанцев. В крае царит беззаконие, процветает преступность, наркоторговля, происходит распродажа государственного имущества Сербии, грабеж и опустошение частной собственности сербов...Террор против сербов не прекращается. Совсем недавно в месте Обилич была зверски убита старая сербская семья Столичей. Да и само место больше не называется Обиличем. Албанские власти, с согласия Миссии ООН, переименовали его в Кастриоти.

Милош Обилич – самый великий сербский народный герой, символ сербского патриотизма, погибший на Косовом Поле в бою с турками 1389 года, убив султана Мурата. Джурадж Кастриоти-Скендербег – самый великий албанский национальный герой. Но он никогда не был в Косово. Таким образом националисты и сепаратисты меняют историю сербского народа в Космете и с этим запросто соглашаются международные власти края! В Космете более тысячи памятников сербской средневековой православной культуры, составляющих более 90% всего культурно-исторического наследия данной территории. Многие из них являются мировым культурным наследством, защищенным ЮНЕСКО. В последние четыре года албанские боевики уничтожили более ста православных церквей и монастырей. Так хотят уничтожить и сербскую духовность в крае.

Государственность края сегодня строится быстрими темпами при активной поддержке западных держав. Грубо нарушается Резолюция 1244 СБ ООН. Все больше прерогатив гражданской миссии ООН в Космете передается сепаратистскому «правительству» в Приштине. Намечается сокращение международного воинского контингента в крае с около 50.000 до 5.000 военнослужащих. То есть де-факто военная власть будет передана «трансформированной» террористической АОК – «Корпусу защиты Косова». Отдельные государства подписывают с Косметом двухсторонние договоры. 7 июля с.г. в Приштине главой Миссии ООН Штайнером, министрами косовского и албанского правительств, было подписано соглашение о свободной торговле между Косово и Албанией.

Очевидно, что западные державы, в первую очередь США, создают в Космете второе (помимо Албании) албанское мусульманское государство на Балканах, используя экспансию албанского национализма и албанско-исламский фактор как инструмент передела Балкан. Албанцы (проживающие как национальные меньшинства и в Космете, Южной Сербии, Черногории, Македонии, Греции, Италии) – это сейчас наиболее активно стремящийся к объединению национальный элемент на

Балканах. Рост албанского национализма и сепаратизма уже вызвал опасность передела существующих границ.

Албанский национализм имеет геополитические притязания. Государственный проект «Великой Албании» существует с конца 19 века. Его основы заложены в 1879 г. образованием т.н. Призренской лиги, платформой которой стало объединение всех албанских этнических территорий, расположенных и в соседных государствах... Подобие «Великой Албании» было образовано во время Второй мировой войны при поддержке Мусолини и Гитлера, как протекторат фашистской Италии. Тогда тоже тысячи сербов были вынуждены покинуть Космет. Идеология албанского национализма не допускает многонационального, многорелигиозного, многокультурного государства. Речь идет о радикальном антисловянском и исламизированном движении, прикрывающемся утверждениями о запоздалом всеалбанском возрождении.

Политика албанского сепаратистского движения, проводимая с конца 60-ых годов 20 века, пользовалась организованным содействием экономически довольно сильной диаспоры (особенно в Германии, Швейцарии, США, Бельгии) и политической поддержкой западных держав, с целью создания «параллельной власти». В начале 1981 года в Космете албанские сепаратисты организовали мятеж, требуя для автономного края статуса республики (такое требование «Косово-республика» было выдвинуто еще в демонстрациях в Космете 1968 года), как первого этапа на пути отделения от Сербии и Югославии. В этом албанские сепаратисты имели поддержку на Западе. Власти СФРЮ ввели тогда в Косово чрезвычайное положение. (Заметим, что Слободан Милошевич появился на политической сцене лишь 5-6 лет спустя). Ведь только в период 1981-1988 гг. около 28.000 сербов должны были покинуть Космет под давлением албанских сепаратистов.

Мятеж был «двойным восстанием»: «против угнетения со стороны славян и против коммунизма», писал Исмаил Кадаре, самый известный албанский писатель. Этот же автор пишет в 1994 году: «Албанцы первыми массово покинули Коммунистическую партию Югославии, так как она для них стала символом национального угнетения. Так же как они, несколько веков раньше отреклись от своей христианской веры, чтобы ее не разделять с сербами». Этих доводов, повидимому, достаточно для понимания сути и шовинистического характера идеологии албанского национализма.

В 1990 году албанские сепаратисты нелегально провозгласили «Косово-республику» и приняли «Конституцию Республики Косово», чтобы создать параллельные государственные структуры и, при поддержке влиятельных сил Запада, поставить на повестку дня вопрос об отделении. Сегодня все албанские политические партии и движения в крае, все политические лидеры настаивают на независимости Косова и Метохии. А Албания давно не скрывает свою полную поддержку сепаратистам.

Великие державы, в первую очередь США, в косовском кризисе, разумеется, руководствуются только своими геополитическими интересами, военно-стратегическими мотивами. Но, в результате их политики происходят еще более решающие процессы, которые могут стать необратимыми. При покровительстве НАТО

(формально ООН), сегодня совершаются глубочайшие перемены в составе населения и цивилизационная перестройка Косова и Метохии, невиданная в истории этой территории. Она всегда была мультиэтнической, мультирелигиозной, мультикультурной - даже во времена турецкой оккупации. Сегодня, поддержка великими державами самоопределения одного этнического сообщества ведет к отмене суверенитета Сербии над этим краем. Право национального меньшинства превращается в территориальное приобретение. Практически вся территория Косова и Метохии передается албанским сепаратистам. За сербами не признается право на территорию, на которой они создали свое государство, культуру, духовность. Полностью подавлены права и государственность других этнических сообществ. Они фактически перестают быть легитимными.

В таких условиях западные державы и албанские сепаратисты хотят решить «статус» Космета «окончательно». Ключевую роль играют США. Существует несколько проектов такого решения. Никто из западных экспертов не считает, что Космет надо вернуть под юрисдикцию Сербии. Недавно в Белграде небезызвестный Джордж Сорос прямо заявил, что Косово должно быть независимым. То же самое на днях заявил Ричард Холбрук, видный американский дипломат и бывший спецпредставитель на Балканах президента Клинтона. Официальный Вашингтон не настаивает, на данном этапе, на независимости Космета, будто больше склоняется к статусу Косово-Республика, которое присоединилось бы к государственному сообществу Сербии и Черногории на пути в Евросоюз и прочие организации. Но на деле политика США нацелена на независимость Космета.

Мы уже писали о том, что создавая временное государственное сообщество Сербии и Черногории, западные державы подготовили политико-правовую «рамку» и для будущего шаткого образования Сербии,Черногории, Космета, возможно и Воеводины. Значит, Косово должно «подрасти» до уровня политической легитимности нужного державам для формального (в качестве государства) присоединения к нынешнему временному договору между Сербией и Черногорией. Такой способ легализации независимости Космета возможен, если Сербия откажется от конституционной формулы автономии края.

Независимость края значила бы аннулирование резолюции 1244 СБ ООН, гарантирующей территориальную целостность Югославии ( теперь – Сербии и Черногории), и предусматривающей широкую автономию для Косова. Значит, независимости Космета нельзя добиться на основе данной резолюции. Принятие новой не представляется реальным.

В урегулировании вопроса Космета обойти Сербию недопустимо. Формальное отделение края от Сербии, без ее формального согласия, значило бы «чистый» грабеж, попрание фундаментальных международных прав, документов и договоров. Пойдут ли державы сейчас на это? Такое решение было бы чревато требованиями, претензиями, конфликтами в будущем. Участие и сотрудничество Сербии в процессе урегулирования необходимо. Без ее согласия нельзя обеспечить устойчивое решение. И Запад добивается этого согласия, «кнутом и пряником».

Есть сценарий провести решение о статусе Космета через переговоры Белград – Приштина, т.е. договором. Достижение такого договора воспрепятствовало бы возможной блокаде такого решения в Совете безопасности ООН (имеется в виду возможное «вето» России и Китая). Правительство Сербии приняло

предложение главы UNMIK-a о начале таких переговоров по ряду конкретных вопросов. По информации прессы, сербское правительство обратилось с письмом к Х. Солане, требуя начала переговоров с косовским правительством и запрашивая у Евросоюза посредничества и гарантий, достигнутых договоренностей. Первая такая встреча должна состояться в скором будущем.

В Приштине – сепаратистское правительство. Власти в Белграде, соглашаясь с проведением в Космете в 2000-2001 гг. муниципальных и парламентских выборов и участвуя в их проведении в условиях неприменения Резолюции 1244 СБ ООН, сделали колоссальные уступки албанским сепаратистам и их хозяевам. В ситуации, когда отсуствовали самые элементарные права сербского населения в Космете, нельзя было соглашаться с проведением выборов. Это означало капитуляцию. И белградские власти именно так и поступили.

Но не и косметские сербы. Их явка была незначительной, что уменьшило значение капитулянтской политики властей и дало им шанс отказаться от нее, упорно настаивая и требуя от международных инстанций и общественности выполнения Резолюции 1244 во всех ее аспектах. А это значит – возвращения сербов в Космет на свои очаги, прекращения преступлений, террора против оставшихся в крае сербов и других неалбанцев, уничтожения сербских святынь и исторических памятников, грабежа и распродажи сербского государственного имущества и частного имущества сербов, возвращения сербского воинского контингента в Космет, установления порядка, мира, безопасности для всех граждан Косова и Метохии. Белградские власти никак не должны своим поведением дальше легализовать передачу Западом власти в Космете албанским сепаратистам.

Сегодня, вступая в переговоры с «правительством в Приштине, Белград еще шире открывает путь для легализации их сепаратистских требований, в условиях когда сербы в Космете лишены каких-либо прав. Приштинское «правительство», посколько чувствует поддержку США и Евросоюза, ведет себя уверенно требуя переговоры только по «техническим вопросам», т.е. даже не хочет говорить по существу. Оно ставит условия для переговоров (чтобы Сербия осудила военных преступников, возместила военный ущерб). А речь идет, де-факто, о тех же боевиках переодетых в видимость легальной власти. (Ими гаагский «трибунал», конечно, не интересуетса. Хасим Тачи, вождь АОК, недавно был задержан в Венгрии, но американцы и Евросоюз его мгновенно освободили и «трибунал» не намерен его обвинять). И «посредники», к которым обращается и внемлет Белград – это все те же деятели и страны, поддерживавшие косовских террористов, противозаконно и варварски бомбивших Югославию.

В Сербии сегодня ряд ответственных лиц (политики, журналисты, даже некоторые представители исполнительной власти) создает климат «продажи» Косова и Метохии, торга, «размены» края за то, чтобы поскорее войти в Евросоюз и прочие евроатлантические организации. Утверждают, что Косово «все равно потеряно для Сербии», что оно является «баластом», «петлей на шее страны» и что вопрос поскорее бы «решить», а то он будет стоять преградой для скорого вступления СиЧ в ЕС и НАТО. Политическая элита в Сербии не едина, многие не стоят на позициях защиты суверенитета страны над Косметом.

Но, никак нельзя терять из виду главное: Косово и Метохия – это сербская земля, составная часть Сербии. Какая бы ни была власть в Белграде, она не должна разрешить когда-либо в этом усомниться. Только на основе неотъемлемых национальных и государственных интересов Сербии должен быть определен статус Края.

Переговоры могут быть разные. Но, переговоры об отделении края от сербского государства вести недопустимо. Народ никому не давал мандата уступить кому-либо южный сербский край под какими-либо угрозами, шантажами, посулами...

Именно так выступает патриотическая общественность нашей страны. Она требует «срочного принятия Скупщиной Сербии декларации по Косово и Метохии», в соответствии с данной ситуацией. В декларации нужно утвердить неотъемлемость территории Сербии, запретить кому бы то ни было отказаться от края и вступить в переговоры по его статусу, от имени сербского государства и сербского народа (Белградский Форум для мира равноправных).

Прочное и справедливое урегулирование косовской проблемы возможно только на основе уважения права всех народов, народностей, этнических групп этого края, на основе, в первую очередь, международного права. В противном случае предоставление права на самоопределение одному только этническому сообществу вне конституционного порядка данного государства, будет простой узурпацией легитимных прав других этнических сообществ и попранием суверенитета и территориальной целостности государства.

Это также будет опасным прецендентом с далеко идущими последствиями. Подобные «решения» вполне применимы во многих странах, например, в Испании (баски), Франции (корсиканцы), Турции (курды), Болгарии (турки), Руминии (венгры), в этой же самой Сербии (венгерское национальное меньшинство в Воеводине, другом автономном крае Сербии), итд. Нынешную окупацию Косова и Метохии, как следствие нелегитимного военного насилия НАТО, нельзя признать ни окончательным решением, ни этапом на пути к огосударствлению албанских националистических (даже, если хочется, национальных) аспираций, к полному государственному отделению края от Сербии.

Косовский кризис и нападение НАТО на Югославию утвердили новые отношения между великими державами. Впервые, после нескольких веков, свершилась война на Балканах без участия России (не считая апреля 1941 года). Несмотря на основополагающие документы международных отношений, в том числе и договор Россия-НАТО, региональная организация (НАТО) узурпировала суверенные права страны-члена ООН и стала ее бомбить, вне зоны своей ответственности, установленной в учредительных документах самой НАТО, представляя расширение своей военной власти и геополитического контроля как миротворческую меру и санкцию международного права.

Потвердилось что, если агрессия против Югославии является составной частью плана расширения НАТО на восток (а так оно и есть), то геополитические интересы США «выше» интересов России в регионе, который веками был зоной ее стратегических интересов и в котором живут народы духовно близкие и традиционно дружественные России. Хотя Россия своей активностью в т.н. «Контактной группе» стремилась способствовать политическому решению вопроса, и потом, своим посредничеством, сыграла значительную роль в обеспечении условий для прекращения огня и принятия резолюции 1244 СБ ООН.

Однако, несмотря на замечательный марш-бросок российских солдат на Слатину, вселивший в сербское население Космета надежду на возможность справедливого решения, в дальнейшем роль России не была адекватной. Она даже не получила своей зоны в Косово. Поэтому недавний уход российского воинского контингента с Космета представляется последовательным шагом. Помимо обоснования этого ухода нехваткой средств, имеют место и комментарии о том, что Россия уходит потому что не хочет своим присутствием молчаливо соглашаться с передачей Космета албанским сепаратистам. С такими доводами трудно согласиться. Это значило бы, что ни для какого законного и справедливого решения в Космете нет перспективы.

По информации западной прессы, России отводится не очень значительная роль в будущих переговорах о статусе Косова и Метохии.Она должна участвовать в решении этого вопроса как постоянный член Совета безопасности ООН для придания будущему решению большей легитимности. По мнению ряда российских экспертов Россия в последние годы не играет заметной роли в регионе. Она практически не участвовала в урегулировании македонского кризиса, а также, в образовании государственного сообщества СиЧ.

История показывает, что этнические конфликты нельзя раз и навсегда решить силой и оружием. На Космете, как уже было сказано, должны уважаться все легитимные права и только прочное и справедливое решение на такой основе имеет историческую перспективу. Роль России в обеспечении такого решения незаменима.

*) Косово и Метохия - это официальное название южного сербского автономного края, использующееся практически во всех предыдущих основных законах Сербии и Югославии после второй мировой войны (кроме конституции СФРЮ 1974 г.), в том числе и в конституционной Хартии нового государственного сообщества Сербии и Черногории, принятой в феврале этого года. Об исторической принадлежности этой территории сербам свидетельствуют и топонимы. Топоним «Косово Поле» происходит от сербского слова «кос» (дрозд); Косово поле - Поле дроздов. Название Метохия напоминает и о принадлежности земли. Греческое слово «метох», «метоха» в средневековой Сербии означало церковные и монастырские земли, в том числе и удаленные их имения и те, которые сербские монархи дарили церквям и монастырям. (Например, в 14 веке, «царь Душан дарил монастырю Трескавац многие деревни и села, церкви и метохи»). До захвата этой территории Османской империей в 14 веке, столицей Королевства сербского был г. Призрен, а патриархат сербской православной церкви постоянно находится в городе Печь (оба города в Метохии). Албанцы Метохию называют Дукаджином, но это название охватывает более широкую територию. Албанские сепаратисты давно добиваются исключения настоящего названия края из употребления и используют название - «Косова». Название Косово и Метохия (Космет) как правило не используется в политической лексике на Западе, в том числе и в документах. Подобная же ситуация и в российской прессе. Авт.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ