Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №80(01.08.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
МОСКВА И БАЛКАНЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

15 июля. Начались совместные белорусско-российские учения по обеспечению региональной группировки войск горюче-смазочными материалами. В учениях были задействованы одна из баз горючего белорусских вооруженных сил, подразделение российской армии и ОАО «Транснефтепродукт».

Как заявил командующий ВВС и войсками ПВО Белоруссии генерал-майор Олег Паферов с 6 по 11 октября на территории Белоруссии пройдут комплексные оперативные учения вооруженных сил РБ «Чистое небо-2003».

В учениях предполагается задействовать войска Западного и Северо-западного оперативно-тактических командований белорусских вооруженных сил, а также соединения и части, непосредственно подчиненные командующему ВВС и войсками ПВО. Всего - более 7 тысяч военнослужащих, около 600 единиц боевой и специальной техники, в том числе свыше 50 самолетов и вертолетов, а также 15 самолетов ВВС Российской Федерации. По словам генерал-майора Паферова учения, подобные "Чистому небу -2003", в Белоруссии еще не проводились.

Председатель Комитета государственного контроля Белоруссии Анатолий Тозик доложил Александру Лукашенко о выявленных в ходе дополнительных инспекций в Минской и Могилевской областях значительных объемах сокрытой просроченной задолженности перед населением и сельскохозяйственными предприятиями за принятую продукцию.

Глава государства потребовал от Комитета госконтроля обеспечить контроль за неукоснительным исполнением указаний президента, касающихся своевременных расчетов с населением, равно как и других поручений.

В связи с этим Могилевским облисполкомом уже приняты меры по привлечению к ответственности виновных руководителей.

Вступил в силу Декрет президента Республики Беларусь "О лицензировании отдельных видов деятельности". Комментируя появление данного документа, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания РБ по экономике, бюджету и финансам Татьяна Быкова заявила, что отныне в Белоруссии чиновник не сможет отказать в открытии дела с мотивировкой «нецелесообразно». Она считает, что подписание данного декрета положительно скажется на формировании стабильного правового поля, обеспечивающего необходимые условия для работы субъектов хозяйствования. В частности, Декрет значительно сокращает виды лицензионной деятельности, четко определяет порядок получения лицензии и перечень причин по которым может быть отказано в ее получении.

16 июля. Делегация Заводского района Минска получила приглашение принять участие в праздновании 300-летия российского флота, которое пройдет с 25 по 27 июля в Балтийске. С 2001 года существуют шефские связи между Заводским районом белорусской столицы и пограничным сторожевым кораблем «Минск». За это время экипажу морских пограничников были переданы комплекты рабочей одежды, спортивной формы, слесарные инструменты, вычислительная техника и другие изделия белорусского производства.

17 июля. Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Анатолий Квашнин заявил о том, что Соглашение о единой региональной системе ПВО Белоруссии и России будет готово уже в самое ближайшее время. Он находился в Белоруссии для наблюдения за ходом совместных белорусско-российских специальных учений. В настоящее время, по словам Анатолия Квашнина, проект документа активно дорабатывает совместная рабочая группа.

Президент Александр Лукашенко в ходе совещания с правительством, посвященного поставкам в республику энергоресурсов распорядился ликвидировать все бартерные операции в Белоруссии с 1 января 2004 года.

На пограничном переходе Кузница-Гродно белорусско-польской государственной границы была снята с поезда и выдворена за пределы Белоруссии Катажина Матушевская (Katarzyna Matuszewska), советник вице-премьера Республики Польша, заместитель Председателя Унии Працы, одной из правящих польских партий.

Катажина Матушевская на протяжении последних четырех лет организовывала «образовательные» семинары для белорусских прозападных оппозиционных организаций.

Палата представителей Конгресса США большинством голосов одобрила Законопроект о международных отношениях на 2004 и 2005 годы, частью которого стал так называемый «Акт о демократии в Белоруссии». В соответствии с этим документом белорусское направление вошло в число политических приоритетов американской внешней политики. При этом предусматривается резкое расширение финансовой, организационной и иной помощи прозападным оппозиционным организациям в Белоруссии.

18 июля. Начались торжества по поводу 210-летия со дня основания Минской епархии Белорусского Экзархата Русской Православной церкви.

Александр Лукашенко, выступая на совещании о концепции совершенствования законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве), заявил, что необходимо повысить ответственность руководителей и собственников предприятий, а также представителей власти за банкротство субъектов хозяйствования.

В Белоруссии Закон «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» действует с 2001 года. В его развитие принято более 10 нормативных правовых актов. Однако двухгодичный опыт применения данного закона выявил ряд серьезных недостатков, требующих последовательного устранения. Так в последнее время значительно возросло количество судебных слушаний о банкротстве, т.к. действующий закон позволяет любому кредитору возбуждать в Высшем Хозяйственном Суде дела о несостоятельности предприятия, независимо от формы его собственности и суммы задолженности. Даже если активы работающего предприятия составляют миллиарды, а долг – один миллион, то в настоящее время кредиторы могут ставить вопрос о его экономической несостоятельности.

По данным Министерства статистики и анализа РБ в конце июня в Белоруссии была зарегистрирована 141 тысяча безработных. Это на 22 процента больше аналогичного периода прошлого года. Уровень же безработицы в целом составил 3,2 процента от экономически активного населения республики. Причем самые высокие показатели безработицы наблюдались в Витебской, Могилевской, Брестской и Гомельской областях.

По поручению Генерального прокурора Республики Беларусь прокуратура г. Минска возобновила расследование по уголовным делам, связанным с исчезновением оппозиционных политиков Захаренко Ю.Н. и Гончара В.И., а также предпринимателя Красовского А.С. Постановления о приостановлении производства по данным уголовным делам отменены.

Справка. Уголовное дело по факту безвестного исчезновения Захаренко Ю.Н. было возбуждено Прокуратурой Республики Беларусь 17 сентября 1999 года по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 101 УК Республики Беларусь в редакции 1960 года. Производство по данному делу приостановлено постановлением старшего следователя по важнейшим делам прокуратуры г. Минска 17 января 2003 года в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 246 УПК Республики Беларусь за неустановлением лица /лиц/, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

Уголовное дело по факту безвестного исчезновения Гончара В.И. и Красовского А.С. было возбуждено прокуратурой г. Минска 20 сентября 1999 года по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 101 УК Республики Беларусь в редакции 1960 года, по материалам ГУВД Мингорисполкома. Постановление о приостановлении производства по делу вынесено 20 января 2003 года.

19 июля. Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о готовности сотрудничать с российскими компаниями в области нефтепереработки, в первую очередь, с «Сургутнефтегазом», которому, как заметил Александр Лукашенко, «не хватает перерабатывающих предприятий». При этом глава белорусского государства отметил готовность предоставить россиянам акции НПЗ в Мозыре и Новополоцке. В то же время Александр Лукашенко признал, что на первых порах белорусское государство хотело бы оставить за собой контрольный пакет акций этих предприятий.

Александр Лукашенко считает, что процесс акционирования и приватизации белорусских предприятий "успешно продвигается". В настоящее время, по его словам, идет торг. Но "мы пока стоим на своем". "Кто-то хочет дороже продать - то есть мы, если речь идет о продаже белорусской собственности. С другой стороны, кто-то хочет подешевле купить", - подчеркнул глава белорусского государства. По словам президента Белоруссии, при оценке белорусских предприятий руководство республики учитывало стоимость подобных объектов на Западе, а также недавно произведенную модернизацию соответствующих производств.

21 июля. Австрийский "Майнл банк АГ" предоставит заем Национальному банку Белоруссии в размере 25 миллионов долларов США на модернизацию и реконструкцию ОАО "Нафтан" в текущем году. Получение данного кредита одобрено соответствующим постановлением Совета Министров Республики Беларусь.

Справка. В нынешнем году завершается осуществление пятилетней программы модернизации и реконструкции ОАО "Нафтан". С 1999 по 2002 год размер капиталовложений составил порядка 155 миллионов долларов США. Выполненные за этот период проекты позволили повысить глубину переработки нефти на предприятии с 60,1 до 66 процентов, увеличить производство светлых нефтепродуктов, ароматических углеводородов, снизить энергетические затраты, освоить выпуск экологически чистого дизельного топлива. В 2003году на реализацию программы планируется направить около 68 миллионов долларов США. В эту сумму входят как средства австрийского банка, так и собственные ресурсы предприятия.

В результате выполнения пятилетней программы реконструкции и модернизации "Нафтана" глубина переработки нефти возрастет до 78 процентов, объем производства светлых нефтепродуктов (бензина, керосина, дизельного топлива) на предприятии увеличится примерно на треть.

22 июля. Началась поездка представителей Госкомитета пограничных войск РБ и Белорусского Экзархата Русской Православной церкви по пограничным заставам расположенным на прибалтийском и польском участках государственной границы Белоруссии.Она осуществляется в рамках соглашения о сотрудничестве между пограничниками и Православной церковью. Священослужители проедут более 2 500 километров и встретятся с военнослужащими 12 погранзастав. Гости вручат пограничникам иконы Святого Архистратига Михаила - небесного покровителя защитников рубежей Русской земли , а также православную литературу. Акция завершается 1 августа встречей с курсантами факультета пограничных войск Военной академии Белоруссии.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко встретился с депутатами Палаты представителей Национального собрания - Вадимом Поповым (Председателем Палаты представителей), Александром Шпилевским (членом Постоянной комиссии по международным делам и связям с СНГ, председателем Государственного таможенного комитета), Сергеем Заболотцем (председателем Постоянной комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу,транспорту и предпринимательству), Владимиром Дервенковым (заместителем председателя Постоянной комиссии по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользованию), Михаилом Ордой (заместителем председателя Постоянной комиссии по государственному строительству, местному самоуправлению и регламенту, первым секретарем ЦК Белорусского республиканского союза молодежи), Александром Свиридом (заместителем председателя Постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации), Виктором Гуминским (членом Постоянной комиссии по национальной безопасности). Этих депутатов глава белорусского государства определил в качестве своих представителей в парламенте, которые призваны выступать связующим звеном между парламентом и руководством республики и своевременно извещать президента как о насущных вопросах законотворческой деятельности, так и о повседневных заботах депутатов. Неисключено, что по крайней мере часть из этих депутатов образуют новый корпус помощников президента о необходимости коренного обновления которого не так давно высказался Александр Лукашенко.

23 июля. Александр Лукашенко заявил на встрече со вновь назначенными членами правительства, что недавние отставки в Совете министров Белоруссии никак не связаны с подготовкой каких-либо политических кампаний, в частности, референдума. «Произошла замена тех людей, которые оторвались от интересов простых тружеников и забыли ту элементарную истину, что заработанные деньги людям необходимо выплачивать вовремя», - сказал президент РБ.

А. Г. Лукашенко считает, что должностные лица, занимающиеся фальсификацией данных, не имеют права занимать руководящие посты и впредь им не будет прощенья. По мнению главы государства, «надо каленым железом выжигать обман и приписки из системы государственного управления, так как на основании этих данных принимаются неправильные управленческие решения».

24 июля. Обеспечение экономической безопасности государства продолжает оставаться одной из основных задач для служб и подразделений МВД. Об этом заявил министр внутренних дел Белоруссии Владимир Наумов. По его словам, за шесть месяцев текущего года в республике выявлено более 8 тысяч преступлений в данной области, в том числе 463 особо тяжких, почти 3 тысячи, относящихся к разряду тяжких преступлений.

В настоящее время, отметил министр, МВД осуществляет ряд организационных и практических мер, направленных на улучшение работы по выявлению преступлений, связанных с коррупцией и взяточничеством в наиболее доходных отраслях экономики.

В Белоруссии продолжаются кадровые «чистки» в органах государственной власти. Так, Комитет государственного контроля (КГК) предложил правительству реорганизовать Комитет по энергоэффективности при Совете министров и снять с занимаемых должностей первого заместителя председателя данного комитета Виктора Федосеева и заместителя председателя Александра Савановича и привлечь к дисциплинарной ответственности председателя Комитета по энергоэффективности Льва Дубовика. Данное решение было принято по итогам проверки деятельности комитета. В КГК считают, что после создания Министерства энергетики исчезла необходимость в существовании Комитета по энергоэффективности как самостоятельного органа госуправления. В ходе проверки было установлено, что комитет не обеспечил в полной мере «выполнение задач по проведению действенной государственной политики в области энергосбережения», что привело «к нецелевому использованию значительных средств из республиканского бюджета».

По данным института статистики ЮНЕСКО, в Белоруссии один из самых высоких среди стран СНГ уровней охвата населения начальным, средним и высшим образованием. А уровень грамотности взрослого населения в Белоруссии приближается к 100 процентам и составляет 99,7 процента. Для сравнения - в России и на Украине по 99,6 процента, в Казахстане - 99,4 процента, в Молдавии - 99 процентов, в Венгрии - 99,3 процента, в Польше - 99,7 процента.

Как сообщило Министерство экономики Белоруссии 27 августа в Минске состоятся открытые конкурсы по продаже государственных пакетов акций 8 открытых акционерных обществ, среди которых ОАО «Барановичитаксосервис», ОАО «Кричевгрузавто», а также минские предприятия «Испытания и сертификация бытовой и промышленной продукции «Беллис», «Промэлектромонтаж», «Белаттракцион». Условия конкурсов предполагают привлечение капиталовложений в развитие производств, осуществление технического перевооружения предприятий, сохранение рабочих мест.

25 июля. В Санкт-Петербурге начало работу двухдневное совместное заседание коллегий Комитета государственной безопасности Белоруссии и Федеральной службы безопасности Российской Федерации посвященное вопросам обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса России и Белоруссии, а также другим вопросам оперативно-служебной деятельности, представляющим взаимный интерес. Делегацию Белоруссии возглавил председатель КГБ РБ генерал-лейтенант Леонид Ерин.

В Минск для проведения переговоров по приватизации «Белтрансгаза» прибыл заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Рязанов. Он проведет соответствующие встречи с исполняющим обязанности премьер-министра Сергеем Сидорским (ранее в должности вице-премьера Сидорский курировал вопросы топливно-энергетического комплекса). Следует отметить, что отныне сведения касающиеся переговоров по приватизации «Белтрансгаза» будут носить закрытый характер.




Белорусские новости,
17 июля 2002

За кулисами отставки премьера

Виталий СИЛИЦКИЙ доктор политологии, доцент Европейского гуманитарного университета.

Сама по себе отставка премьер-министра значимым политическим событием в Беларуси считаться не может. Глава правительства не имеет никаких серьезных полномочий и политического веса, он разве что первый мальчик для битья, которого отдают на заклание для очередной политической кампании. Поэтому и рассуждать на тему, в чем же проштрафился Геннадий Новицкий, бесполезно.

Экономическую политику в стране определяет президент Александр Лукашенко и только он. А значит, только с него и можно спрашивать, почему в ней банкротами являются и колхозы, и перерабатывающие предприятия, и торговля. А неплатежи и задолженность в такой цепочке банкротов — естественное следствие определяемой именно президентом экономической политики, как то регулирование цен, отсутствие частных инвестиций, разгром посредников, которые могли помочь выжить сельскохозяйственному производителю, ликвидация негосударственных торговцев как класса. Причем все это преподносилось как достижения белорусской экономической доктрины. Да и искреннее удивление Лукашенко по поводу того, что его обманывали, вводили заблуждение по поводу истинной картины расчетов с населением за сданную сельхозпродукцию просто смехотворно. Сам ведь хотел вернуть все и вся в советские времена, а с ними вернулось и такое явление, как приписки.

Ну да ладно об экономике, в хорошее состояние которой верят разве что авторы хвалебных пропрезидентских блокбастеров, заполонивших в последнее время все три национальных телеканала. Ведь понятно, что разнос, устроенный 10 июля в резиденции на Карла Маркса, 38 правительственным чиновникам — политическая акция. А все политические шаги Лукашенко в последнее время стоит анализировать только через призму готовящегося референдума по продлению президентских полномочий. А раз так, то может существовать несколько версий по поводу того, зачем Лукашенко уволил Новицкого именно сейчас.

Версия первая — самая банальная. Произошла очередная показательная порка чиновников в угоду электорату. Вспоминается похожий разнос, который Лукашенко устроил весной прошлого года, когда полетела голова министра здравоохранения и выговор не был объявлен разве что уборщицам. По слухам, Лукашенко впал в гнев не из-за самого по себе удручающего состояния экономики, а из-за обвала собственного рейтинга до 25-30%. Нынешний скандал может быть вызван похожими причинами. Долги перед крестьянами могут привести к тому, что серьезно посыплется сельский электорат, основа его социальной базы (и, судя по независимым опросам, последняя социальная категория, внутри которой Лукашенко все еще имеет значительную поддержку). За девять лет президент так и не придумал лучшего пиар-приема, чем выступить в роли грозного, но справедливого царя, который раздает на орехи нерадивым боярам. Но действует ли еще этот прием, и осталась ли у народа вера в доброго царя? Но, похоже, Лукашенко придется смириться с достаточно неприятным для себя фактом: белорусское общество наконец-то стало воспринимать его тем, кто он есть на самом деле — полновластным правителем страны, человеком, единолично решающим все и вся. А раз так, то именно он, а не какие-то мифические кукловоды ("мафия", "номенклатура", "бизнес" и даже "Россия") несут ответственность за положение дел в стране. И даже если сам Лукашенко не желает нести ответственность, общество все равно ее возлагает именно на него. Понимает ли сам президент, что его испытанные пиар-приемы уже малоэффективны, особого значения не имеет. Лукашенко никогда не отличался изысканностью и элегантностью в выборе средств. На изобретение чего-то посложнее, чем хозяйственное мыло, он вряд ли способен.

Версия вторая — Лукашенко использовал отставку премьера, чтобы запугать чиновников перед грядущей кампанией по продлению президентских полномочий. Понятно, что при нынешнем положении дел в стране, любого чиновника, любого директора можно отдать "под нож" на тех же самых основаниях, что и Новицкого. Шанс выжить в такой системе дает исключительно лояльность, о чем Лукашенко не преминул прозрачно намекнуть всему государственному аппарату. То есть, нынешний разнос был из числа тех, которые он устраивал аппарату перед президентскими выборами.

Версия третья — начинается реализовываться обещание, в несколько завуалированной формой данное Лукашенко насчет того, что он останется на посту, если в стране создастся ситуация нестабильности. При полном разгроме оппозиционного поля (который на наших глазах довершается разгромом структур гражданского общества и независимых средств массовой информации), нестабильную ситуацию в Беларуси может создать только сама власть. Что очень просто сделать: достаточно, например, сымитировать бунт в Палате представителей "организовать" двукратное отклонение новой кандидатуры премьера — и получайте информационную завесу для референдума в виде досрочных парламентских выборов. Кроме того, на нынешний состав Палаты можно навешать все что угодно (достаточно вспомнить, что на депутатов, по слухам, заведено несколько десятков уголовных дел), нарисовать картину "заговора бандитов" официальной пропаганде и идеологической вертикали труда не составит. Ну, а как совмещение референдума с выборами раскачивает политическую ситуацию и облегчает проведение собственно референдума, можно вспомнить по примеру 1996 года — значительная часть оппозиционных сил, которые по идее должны были противостоять референдуму, в то время были оттянуты на совершенно бессмысленные довыборы. Маловероятно, что подобный сценарий будет реализован именно сейчас, но через несколько месяцев, когда на заклание будет принесен очередной жертвенный ягненок — кто знает…

Наконец, версия четвертая — Лукашенко попросту понадобился сильный премьер, способный помочь удержать ситуацию в наступающем непростом политико–экономическом сезоне. И несмотря на то, что подобный вариант до сих пор представляется нереальным, президент может захотеть "подстраховаться" на тот случай, если вдруг карты на внешних фронтах выпадут так, что ему ни останется иного выбора, кроме как подумать о преемнике (например, если референдум не будет признан ни на Западе, ни в России, и тогда даже не избрание, а само выдвижение Лукашенко на третий срок будет использовано как повод для силовых действий). Если это так, то на роль премьера — потенциального преемника лучше всего подходят или Сидорский, или минский мэр Михаил Павлов. Первый — крепкий хозяйственник, безгранично преданный Лукашенко. Второй — неплохой управленец, аккумулировавший достаточно связей и влияния, чтобы удержать ситуацию в стране под контролем. Посмотрим, кого назначат.

Наконец, версия пятая — Лукашенко попытался добиться всех вышеперечисленных целей. А впрочем — какая разница, чего хотел добиться Лукашенко? Премьер в Беларуси как был никем, так и останется. А поэтому, рассчитывать на то, что нынешнее шоу с отставкой Геннадия Новицкого принесет ему какие-то очки, не приходится. Отстаивать власть он будет совершенно другими методами.




Дождемся ли мы света в конце туннеля?

Надежда Венедиктова ( Минск)

 

О необходимости реформирования экономики в белорусском обществе давно ведутся острые дискуссии. Это предмет озабоченности президента и правительства, законодателей и деловых людей, да и простых домохозяек. Очевидно, что в успешно работающей экономике коренным образом заинтересованы все слои общества. Весь вопрос только в том, какими должны быть пути достижения этого самого экономического процветания и какова наиболее действенная, отвечающая современным потребностям общества экономическая модель?

Лес рубят – щепки летят. В этом лесу было немало срублено деревьев, наломано дров, летели щепки крупного и мелкого размера. Все зависело от того, какую экономическую доктрину на тот или иной момент провозглашало в качестве определяющей руководство республики. Кажется, уже отошла в небытие концепция рынка с социалистическим лицом. Если вспомнить, что доля коммунальных платежей, стоимость газа и электроэнергии в ежемесячном бюджете рядового белорусского потребителя-обывателя уже превышает половину его зарплаты, «левые» лозунги в устах власть предержащих поблекли перед лицом суровой действительности. И здесь о социальных ориентирах уже говорить не приходиться.

Затем начался процесс приватизации и разгосударствления. При этом было провозглашено, что незыблемыми останутся интересы трудовых коллективов и простого народа. А тем временем собственность потихоньку прибирается к рукам, при этом проталкиваются групповые интересы высшей чиновничьей знати. Устремления же и чаяния простых людей остаются прежними: как свести концы с концами, держа в руках пресловутую потребительскую корзинку и имея в кармане ничтожную зарплату. Наряду с этим идет и расслоение белорусского общества, ибо увесистость потребительской корзинки в руках каждого его члена зависит от умения извлекать доходы и от степени присутствия во всем, что их дает. Расслоение идет небывало быстрыми темпами, о чем говорит рост количества дорогих иномарок на дорогах Белоруссии и небывало широкий размах строительных работ на сказочно-роскошных особняках в зонах престижных пригородов. Хотя, конечно, не они делают погоду, если мы имеем в виду конечные результаты разумного хозяйствования общества: рост его благосостояния, увеличение совокупного национального дохода, обеспечение политической, экономической и социальной стабильности и безопасности.

Семь лет назад в качестве новой экономической модели белорусскому обществу была предложена идея создания свободных экономических зон (СЭЗ).

Представлялось, что именно с их помощью в республику потекут инвестиции с востока и запада, а государственная казна будет стремительно пополняться за счет налоговых поступлений неутомимо-работающих резидентов СЭЗ.

Первым отмашку на вольное плавание получил пограничный Брест. Свободных экономических зон всего в Белоруссии создано пять. И, несмотря на горечь неудач, и разочарований, административные окрики и подстегивания, не всегда справедливую критику «сверху», а также во многом благодаря и финансовой поддержке на первых порах, воз свободной экономической зоны «Брест» со скрипом все же двигался к поставленным перед ним ориентирам. Предприятия-резиденты СЭЗ получили привлекательные условия для развития: специальный правовой режим, включающий валютные, таможенные, административные привилегии, льготное налогообложение.

Осторожно, с оглядкой, но капитал сюда все же пошел. 24% в нем составляют белорусские инвестиции, 21% - немцы, на третьем – 15% - россияне. Всего в СЭЗ «Брест» вложено более 80 миллионов долларов инвестиций. Внешнеэкономический оборот составил более 200 миллионов долларов, а прирост объемов производства и экспорта ежегодно возрастает в полтора-два раза.

Руководство СЭЗ «Брест» считает, что доход от экономической деятельности зоны ни много, ни мало в 8 раз превышает его затратную часть. Руководитель администрации Брестской СЭЗ Н. Кривецкий подчеркивает, что новая экономическая модель предоставляет более широкие социальные возможности: появляются дополнительные рабочие места, растет квалификация работающих, их жизненный уровень.

По словам Н. Кривецкого задачи, поставленные перед СЭЗ «Брест» государством, выполняются: отчисления в бюджет растут, развивается социальная инфраструктура. Хорошим признаком перспектив в области интеграции белорусско-российской экономики является тенденция роста вложений российских капиталов. Кроме различных льгот и привилегий россиян привлекает близость Брестской СЭЗ (благодаря Польше) к границе Евросоюза. В последнее время их деловая активность в этом направлении заметно возросла.

Однако, в противоречие с положительными результатами деятельности СЭЗ входит существующая система финансовых расчетов. Деловые люди – резиденты СЭЗ – большие надежды возлагают на скорейшее введение единой валюты Белоруссии и России, как составной части создания единого экономического механизма Союзного государства.

С самого начала 7 лет назад идею создания свободных экономических зон активно поддержал белорусский лидер А. Лукашенко. Однако президент считает, что сегодня эта модель «уже не является для Белоруссии чем-то принципиальным и прорывным. Мы этот опыт изучали на примере Китая», - прозвучало в одном из его недавних выступлений.

Главное преимущество СЭЗ в Китае – их географическая близость к источникам крупных денег – Японии, Тайваня и Гонконга. Очевидно, что таких выгод Белоруссия не имеет. Откуда же тогда она может ожидать финансовые потоки? По новой доктрине руководства Белоруссии в качестве "золотой жилы" определена отрасль информационных технологий. Именно она призвана стать в настоящее время не только важнейшим направлением развития экономики, но и "локомотивом" всего народного хозяйства Белоруссии. В связи с этим Лукашенко подчеркнул, что «Белоруссию надо превратить в особую интеллектуальную свободную зону, где будут осуществляться базовые научные исследования, проектироваться электрические и оптические схемы, вестись биологические разработки, производиться программный продукт, инженерный дизайн и даже предлагаться финансовые решения. Если мы устанавливаем льготы – пусть это будут льготы интеллектуальному труду».

По мнению властей в XXI веке белорусские разработки и производство программного продукта и услуг должны занять достойное место на мировом рынке интеллектуальных технологий. В связи с этим президент поставил задачу разработать меры по созданию условий для развития единого информационно-технологического комплекса Белоруссии. Это призвано дать толчок для производства программных и иных информационных продуктов новейших поколений. И многие программы будут развиваться в русле совместных белорусско-российских разработок с финансированием из бюджета Союзного государства. Уже создана суперЭВМ на основе белорусско-российских микропроцессоров. Белорусское руководство считает, что республика сможет обеспечить своей продукцией в области информационных технологий Россию и страны СНГ.

Надо отметить, что основание для таких утверждений есть. После развала СССР в Белоруссии действительно сохранился неплохой интеллектуальный и производственный потенциал. Именно на его базе могли бы создаваться и развиваться новые “прорывные” научно-производственные программы. Лукашенко решил сделать ставку на "прорыв", что свидетельствует, помимо прочего, и о том, насколько остро сейчас в Белоруссии стоит вопрос о дальнейшем выживании и развитии всего народно-хозяйственного комплекса в условиях усугубляющегося экономического кризиса.

Уже в который раз руководство республики провозглашает, что для осуществления очередных грандиозных задач оно обладает необходимыми административными ресурсами и политической волей. И действительно, ученые, разработчики, производственники, занятые в области высоких технологий, уже почувствовали на себе внимание государства. Как отметил заместитель директора по науке и внешним связям минского НИИ ЭВМ Д. Жаворонков, - «мы в середине пути» Под «прорывную» концепцию верстаются новые программы. Кроме уже вышеупомянутой супервычислительной машины

«Скиф» совместными усилиями белорусских и российских разработчиков создается программа по наноматериалам и нанотехнологиям, включая наноэлектронику. Благодаря современным научно-техническим разработкам, в Белоруссии предполагают оснастить новейшим оборудованием и технологиями многие отрасли экономики: военную, ядерную, топливную, химическую, медицинскую и т.д.

Казалось бы, вот она, жар-птица. Однако, как говорится на Руси, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Первая и главная трудность – нехватка денег. Короткое финансовое одеяло натянешь одним – не хватает другим. Больше везет союзным программам, которые питаются из бюджета Союзного государства. А белорусские производственники уже стонут под непомерным налоговым бременем.

Д. Жаворонков и как другие «капитаны» белорусской экономики считают, что нарастающие сложности можно преодолеть, только опираясь на самое тесное сближение с Россией. Главное здесь – это создание единого правового поля без таможенных и прочих неурядиц, а также формирование единого экономического пространства и быстрейшее введение единой валюты. Об этом уже неоднократно и писалось, и говорилось. Кажется, что не понимать этого может только младенец. Но, увы, телега белорусско-российской интеграции постоянно где-то застревает. Вот и возникает вопрос - дождемся ли мы, когда-нибудь, света в конце туннеля?




www.nmn.by,
28 июля 2003

Восемь вопросов.

А. Суздальцев

Acta est fibula (Кончен бал)

Убиты сыновья Саддама Хусейна. Как особо отметило белорусское телевидение, братья погибли «в бою». Белорусам практически неизвестен младший брат – Кусай, но со старшим - Удэем, который совмещал руководство федаинами с пропагандой в Ираке идеалов олимпийского движения, белорусы едва разминулись на улицах Минска. В случае появления на берегах Свислочи столь «дорогого» гостя, высокопоставленный «сынок» не преминул бы провести широкий обмен опытом по подготовке кадров олимпийцев с руководителями спортивной отрасли республики. Тем более что покойник славился собственными особыми методами работы со спортсменами. Между прочим, информация о деяниях представителей клана Хусейна никогда не являлась скрытой от мировой общественности или, тем более, от руководства Администрации президента РБ, которое и санкционировало отправку приглашения столь одиозной персоне. Тем не менее, некоторые высшие государственные чиновники, готовы были с радостью обмениваться рукопожатиями с Пол Потом начала XXI века. Отсюда вытекает вопрос № 1: Чем объяснить постоянное стремление белорусского руководства «продать скандал», почему связи с международными «изгоями» Минск преподносит миру, как достижение белорусской многовекторной внешней политики?

Ответ на этот вопрос заключен в понимании того, что иракская война не закончилась для РБ. Программа «Панорама» белорусского телевидения, совмещая злорадство над смертью ежедневно погибающих в Месопотамии американских и английских солдат с «партизанской» лентой новостей, продолжает неустанно, но в самых различных формах, задавать вопрос: «Так, где же иракское оружие массового поражения?» Белорусским пропагандистским службам не под силу признать, что оружием массового поражения являлся сам режим Саддама.

Отсюда вопрос № 2: Чем объяснить, что в РБ продолжается откровенно просаддамовская пропагандистская кампания?

Действительно, «иракский синдром» белорусского руководства носит болезненный характер. И дело не в особой любви лично к Саддаму или, что вероятнее, к собственным деньгам, которые многие лица из белорусского руководства в свое время вложили в иракские проекты. Дело в том, что режим Хусейна олицетворял особое понимание государственного суверенитета, сложившееся в мировой политике после Года Африки. Многие молодые государства, образованные в 60-90-е годы, не прошли проверку на дееспособность, а их правящие режимы восприняли независимость, как возможность править по принципу: «Что хочу, то и ворочу». В итоге, миропорядок пришел к абсурду: суверенитет страны «священен» и все спишет, т.е. можно бомбить собственные города, травить газами народ, устраивать массовые расстрелы и публичные казни, создавать правящие династии. Любое иностранное недовольство можно перекрыть «священным» принципом невмешательства во внутренние дела и «подавляющей поддержкой» народа существующей власти, узаконенной на очередных «выборах» и «референдумах». Суверенитет превратился во внутриполитическую индульгенцию, ничем не ограниченное право карать и миловать свой собственный народ.

Но мир противоречив и ни одна социально-политическая система не является устойчивой. Любая система развивается, приспосабливаясь к быстроизменяющемуся окружающему миру. Любая, но не все. Есть системы, «отцы» которых считают, что мир должен приспосабливаться к ним, а «особо продвинутые» непосредственно заняты «утюжкой» соседей для собственных целей. Во всяком случае, ни один авторитарный или тоталитарный режимы не создал самодостаточного общества, саморазвивающуюся экономическую систему, не смог встроиться в мировое разделение труда. Это обреченные экономические и социальные банкроты. Чтобы доказать обратное, не поможет даже государственная статистика и места в ооновском рейтинге по уровню человеческого развития, которые, между прочим, определяются исключительно на непроверяемых статистических данных государств – членов ООН.

Авторитарный режим в принципе не сможет прокормиться налогами с собственных субъектов хозяйствования, так как их постепенное исчезновение гарантировано. Отсюда объективный рост государственной «барщины» - исполнительная власть начинает торговать нефтью, газом, лесом, рыбой, водкой, маслом, сахаром, оружием, но и эти источники также по понятным причинам быстро пересыхают. В истории мирового авторитаризма и тоталитаризма мы найдем примеры, когда правящие режимы приступали к сырьевой «войне» против собственных ресурсов, нещадно истребляя нефть, рыбу, леса, газ, почву. Так, во всяком случае, поступали в СССР. Естественным приложением для такой «внутренней экспансии» являлось закрытие внутреннего рынка от импорта.

Но пример СССР нехарактерен, так как не все страны мира так щедро одарены природой, что, впрочем, не спасло Советский Союз от позорного конца. Поэтому неуклонное сползание к различным формам внешнеполитической агрессии за «жизненное пространство», является для такого рода режимов объективным законом их функционирования. Как вариант, власть может начать реальную войну с теми, у кого есть эти ресурсы, что в свое время сделала Германия, а в 1990 г. Ирак против Кувейта. Это колея, из которой никому не удалось вырваться. Отсюда вопрос № 3: Насколько сильно в этой колее увязла Белоруссия?

Республика прочно застряла в авторитаризме, что означает, что оны в колее экспансии. Но ресурсов нет, как нет и возможностей для внешнеполитических авантюр. Руководство страны начало идеологическую агрессию против единокровного соседа-донора под знаменем бесконечной интеграции. Однако, сейчас даже самым закоренелым сторонникам А. Лукашенко стало ясно, что и этот этап завершен. Белорусское руководство в отношениях с Москвой стоит на пороге интеграционной Цусимы. Минск проиграл свой шанс на экспансию.

Что дальше? Выдумывать ничего не надо, так как неизбежно приходит время всем «аулом» выходить на транзит и по испытанному чеченскому варианту останавливать поезда, грузовики и гужевые подводы. Чечня так жила два года. Но транзит иссяк. Пришлось идти на Дагестан, а после Дагестана всю Чечню, используя терминологию белорусского президента в отношении Ирака, «разбомбили непонятно за что». Весь чеченский суверенитет скромно уместился между товарным вагоном эшелона «Ростов – Баку» и окопом на дагестанской границе. А ведь в свое время в дудаевско-масхадовском Грозном тоже говорили об интеграции с Россией. Туда ездили российские политики, вели беседы. Около здания, где шли переговоры, шумел крупнейший на планете невольничий рынок. Продавали краденых с черноморских курортов девочек и мальчишек – солдатиков. Сейчас так торгует славянами (русскими, белорусами и украинцами) законно избранный президент Туркменистана господин Ниязов. Что же ему остается делать, ведь нужны деньги на белорусские тракторы и «Мазы». Вот так и укрепляется еще один суверенитет - полная международная безнаказанность Туркменбаши.

Под интеграционной «крышей» можно заняться политическим шантажом с целью выколачиванию льгот и преференций. Но если этот источник «засыхает», то страна неуклонно скатывается в стадию международного разбойника на мировых коммуникациях. Но если рядом таких коммуникаций нет, как, к примеру, у КНДР, то остается только самоизоляция и открытый шантаж мирового сообщества примитивными ядерными реакторами. Так, исторически относительно быстро, страна превращается во всемирную головную боль и для освобождения от этого нарыва инстинктивно начинают объединяться самые разнородные внешнеполитические державы - партнеры. В итоге, все кончается бомбежкой. Причем бомбят коалиционно и с использованием «умного оружия». Так что, сколько не заливай в фундамент Национальной библиотеки бетон, дотянутся и туда, попутно почитывая книжки. (Между прочим, сооружение самого глубокого в Европе персонального бункера под хранилищем национального достояния за счет «добровольных» пожертвований населения – несомненно, новое слово в политической истории. Даже фюрер последние дни сидел под парком, а не под берлинскими музеями). А вот и Вопрос № 4: В какой стадии этого «конвейера» исторически обреченных находится Белоруссия?

Судя по тому, что «конфискат» и таможенные платежи, что в белорусском варианте одно и тоже, уже дают, по мнению ряда экономистов, почти треть доходов бюджета, то сейчас страна на «чеченской» ступеньке. Экономика, у которой складские запасы до 70% и каждое второе предприятие-банкрот, страну не кормит, а только раздевает. Сельское хозяйство, которое не в силах вырасти дешевую и качественную картошку, но, тем не менее, посредством лоббирования, чужую картошку, более качественную и дешевую, купить не дает, выступает в роли настоящего разбойника. Так и живут, перебиваясь тем, что сами с фуры вытянут или из трубы откачают. Впереди у белорусов «Дагестан». Отсюда вытекает вопрос № 5: Является ли такое, в общем-то внутреннее политическое мероприятие, как планируемый конституционный референдум, началом национальной белорусской катастрофы?

В международном плане будущий белорусский референдум – событие из третьего разряда новостей. Это еще не белорусский «Дагестан», но уже близкое к нему пограничье. По своеобразному политологическому коду, такого рода референдумы – признак надвигающегося тяжелого регионального кризиса. Начав референдум, белорусские власти окажутся вне мирового миропорядка. Фактически они сами подпишут себе приговор. Дело даже не в наличии или отсутствии каких-либо демократических институтов или пресловутого разделения властей, количества негосударственных СМИ или демократичности избирательного законодательства. Мировая политика исключительно цинична и на многое готова закрыть глаза, но и в ней живут по неписаным «понятиям». Одним из них является равноправия полномочий. В фактическом мировом правительстве – пресловутой «восьмерке», нашлось место законно избранному на конкретный, утвержденный Конституцией, срок президенту России – страны с 5% ВВП от ВВП США, но пока не нашлось местечко для председателя КНР – мирового экономического монстра. Европа, Северная Америка, большая часть Латинской Америки, часть Азии, включая Индию, Тайвань, Японию и Южную Корею, и даже немалая часть Африки живут под управлением лидеров, которых на равных воспринимают президенты мировых держав. Референдумом А. Лукашенко навсегда закрывает для себя дверь в этом мир, выбирая сторону тех, которых бомбят. Но ведь, к сожалению, бомбят не только президентские дворцы, но и кварталы столичной бедноты. И «бомбить» можно не только ракетами, но и мировыми ценами.

Суверенитет режим не защитит. После Ирака мир неуклонно меняется. Более того, если кто-то в белорусском руководстве рассчитывает, что суверенитет дан Белоруссии навсегда и бессрочно, то они преступно ошибаются. По негласному и нигде не записанному решению мирового политического бомонда, белорусы, а вмести с ними еще с десяток народов, получили суверенитет с испытательным сроком. Этот срок истек. «Куратор» с востока устал. А Минску только и остается, как неустанно стучать в барабаны победы 1945 года и махать мандатом учредителей ООН. Ну и что? Югославия тоже победила во Второй мировой и ООН учреждала наравне с нами. И где мы найдем эту Югославию?

В случае начала процесса референдума на фоне прекращения российской экономической, политической и дипломатической поддержки, страна сваливается в стадию источника политической и военно-политической нестабильности в ключевом европейском регионе. Берем первый, попавшийся под руку пример. Ведь если белорусскому руководству ничего не помешало поднять стоимость «Белтрансгаза» в 10 раз от реальной, рассчитанной, между прочим, по стандартной общепринятой формуле, цены, то, используя горячо проповедуемый Минском принцип равноправия, формально никто не мешает «Газпрому» поднять стоимость поставки газа в республику в те же 10 раз. Ведь, если «белорусы – это те же русские, но со знаком качества» (А. Лукашенко), то путь и платят «со знаком качества». А ведь другой энергетики, как на базе российского газа, у нас нет. Через месяц страна просто перестанет существовать – останется республика - призрак с пустыми городами и селами. И никто в мире даже не шелохнется, так как «испытательный срок» для Белоруссии завершился, власть встала на путь нелегитимности и республика оказалась вне мирового «закона». «Бомби», кто хочет. Но ведь это только один пример, но список можно продолжить. Отсюда вопрос № 6: Где в белорусско-российских отношениях заложена «мина», которая окончательно подорвет российскую традицию закрывать глаза на творческое применение туркменского опыта государственного строительства в братской и союзной Белоруссии?

Именно такая «мина» и является белорусским «Дагестаном», не смотря на то, что в момент крайнего обострения ситуации, белорусское руководство в целях самосохранения попытается превратить страну в новое, европейское измерение «немеркнущих в веках» идей чучхе. Но А. Лукашенко не успеет.

КНДР – продукт «холодной войны и, что немало важно, геополитический тупичок. Это не белорусский сценарий.

Следовательно, будущий референдум – путь в Багдад апреля 2003 года. Тогда возникает вопрос № 7: Возможно ли противостоять референдуму?

В современной внутрибелорусской обстановке невозможно. Это все равно, если бы Москва ждала от жителей Грозного восстания против Дудаева или Масхадова. Белорусское общество и, прежде всего, его элита, опоздали. Причем, опоздали навсегда. А. Лукашенко еще в конце прошлого века успел перейти точку возврата, когда с ним можно было совладать внутренними силами. Такого рода, «забронзовевшие» авторитарные режимы валят только в результате быстрых и согласованных международных усилий. Примеров немало, так что Белоруссия не первая и не последняя.

Говорят, что референдуму необходимо противостоять. Для этого нужна стратегия, где будет сценарий власти, центры сопротивления, указаны ресурсы для этих центров, международная поддержка и свой утвержденный сценарий. Между прочим, от властей, как «заказчиков» референдума, а если вернее, от сценария власти, во многом зависит, можно ли добиться успеха в противостоянии референдуму.

На этом прогнозном поле сегодня тесно, как никогда. Встречаются описания правительственных сценариев весьма экзотического плана. В частности, депутат Палаты представителей Национального Собрания РБ господин Фролов говорит о неком варианте президентской отставки по «здоровью» на пару месяцев. Мол, это позволит А. Лукашенко получить формальное право на участие в выборах 2006 года. Но у белорусского президента нет верных людей. Саддам тоже считал, что окружен преданными людьми, которых потом просто скупили.

Но нельзя же вообще отстраниться от противостояния референдуму? Конечно нельзя. На завершившейся неделе лидеры пяти оппозиционных партий утвердили свой сценарий борьбы с «третьим сроком». Согласно раскрытой для общественности части этого плана, вершиной партийного противостояния будет проведение в Минске конгресса в 1500 делегатов. А до этого активисты будут трудиться на семинарах, коллоквиумах, встречах, конференциях, разъясняя, друг другу пагубность самой идеи референдума. Ведь больше не кому. Ведь не смотря на то, что от 65 до 80% (по разным оценкам) электората и слышать не желают о «третьем сроке» для А. Лукашенко, эти люди, тем не менее, как назло, не идут по пути неоднократно озвученном господами А. Лебедько и В.Карбалевичем , согласно которому они «рано или поздно примкнут к одному из политических полюсов». Идет год за годом, но эти люди все дальше уходят и от власти и от оппозиции. Власть в одну сторону, электорат в другую, оппозиция в третью. Таким раскладом, при гарантированном результате работы избирательных комиссий, режим обязательно воспользуется.

С учетом того, что белорусская оппозиция не является ресурсным центром, Конгресс для нее вершина ее возможностей. Партии вполне последовательно выполнят свою часть политической работы, но этот труд будет напрасный.

Могут ли реальные белорусские ресурсные центры противостоять будущему референдуму?

Директорат, вполне понимая, что контролируемые им предприятия, благодаря А. Лукашенко, находятся вне реальной конкурентной борьбы, смогли частично приватизировать оборотные средства - неплохой вариант в условиях существующего в стране политического строя. Всем довольны и банки. Они исподволь участвуют в приватизации (пример передачи акций пивоваренных заводов предназначавшихся когда-то «Балтике» в траст белорусско-австрийскому банку «Поиск»). Кроме того, белорусские банки небольшие, капиталы крохотные. В случае открытия рынка, они за полгода будут поглощены или разорены.

Последний слой, реально владеющий в современной Беларуси ресурсами, - силовики, которые фактически контролируют как директорат, так и банкиров и целиком связаны с выбором своих «партнеров». Так что и в белорусских ресурсных центрах противостояние референдуму не зародится.

Кто остается? Номенклатура. Опыт выборов 2001 года позволяет говорить о ее ничтожном политическом весе. Кроме того, номенклатурное противостояние – это государственный заговор, а позитивных заговоров не бывает.

Профсоюзы. В Белоруссии их нет.

Что у нас в остатке? Демократическая Белоруссия проиграла референдум, который еще даже не назначен. В стране противостоять ему некому и нечем. А в виду того, что самым страшным для властей был бы неожиданный для них сценарий по преобразованию пассивного неприятия «третьего срока» огромной части народа в активное, то можно быть уверенным, что А. Лукашенко действительно сделает все от него зависящее, чтобы в стране «в ближайшее время на политическом горизонте, на небосклоне» не предвиделось «никаких политических баталий».

А раз нет реального внутреннего противостояния А. Лукашенко, то никто снаружи не будет реально помогать противостоянию с планируемым конституционным референдумом - ни Москва, ни Вашингтон.

И вот пришло время вопросу № 8 , он же и последний: Укрепит ли А. Лукашенко устои своей власти путем референдума? Формально укрепит, но реально с момента его очередной «сокрушительной» победы на будущем референдуме, его может спасти только Национальная библиотека. Говорят, что ее строят уже в три смены.

Единственная ошибка - не исправлять своих прошлых ошибок. Конфуций.




Народная газета,
30 июля 2003

Референдум, оппозиция и Союзное государство.

В последнее время оппозиционные СМИ неустанно "зондируют" тему проведения в Беларуси референдума о так называемом "третьем президентском сроке". Почему же данная тема для оппозиции оказалась столь, мягко скажем, актуальной? Или здесь имеются некие политические "подводные камни"?

Свое мнение на сей счет высказал "Народной газете" политолог Николай СЕРГЕЕВ.

- Николай Максимович, недавно выступая по прямому телемосту, организованном НТВ, Президент Беларуси Александр Лукашенко, отвечая на вопрос о его планах баллотироваться на третий срок, заявил, что "Если народ определит, что я еще могу работать Президентом, значит, Лукашенко будет работать. Если народу я уже надоел, то, конечно, я навязываться не стану... Кроме того, у меня еще три с лишним года работы по Конституции".

Что вы, Николай Максимович, можете сказать по этому поводу?

- На первый взгляд, может показаться непонятным, почему эта тема усиленно муссируется определенными СМИ, как в Беларуси, так и за ее пределами (в частности, в Российской Федерации). Ведь, действительно, еще не прошло даже половины второго срока нахождения нынешнего главы государства у власти. А значит говорить об этом в русле неких предвыборных баталий явно преждевременно. Это - с одной стороны. С другой же, очевидно: Беларусь, как и Россия, ныне стоят на пороге очень серьезных решений в области государственного устройства, в том числе - по уточнению отдельных положений Конституций, которые, по моему мнению, уже являются определенным тормозом на пути создания Союзного государства. Ведь образование последнего не является некоей абстрактной самоцелью. В Союзном государстве должно быть единое экономическое, оборонное, правовое пространство. А некоторые положения обоих Основных Законов этому противоречат. Тем более что Конституция, как и любой  закон - не догма. Действующие правовые нормы  отвечают  потребностям общества лишь на определенном этапе его развития. И, следовательно, периодически нуждаются в изменениях, дополнениях и поправках.

К примеру, в Конституцию США, принятой 200 лет назад, внесено большое количество поправок...

- Этого не могут понять наши оппозиционеры или понять не хотят, преследуя свои цели?

- Вот именно. Определенные политические силы, как в Беларуси, так и в России не устраивает само строительство Союзного государства. Лично я полагаю, что вся шумиха вокруг проведения референдума о "третьем президентском сроке" направлена не столько на пока еще отдаленную предвыборную президентскую кампанию, сколько на то, чтобы вообще создать отрицательное отношение населения к идее внесения любых поправок в Основной Закон. Таким образом, эти действия направлены, в первую очередь, против союзного государственного строительства.

- А как бы вы соотнесли позицию некоторых российских политологов и так называемых олигархов с действиями  белорусской оппозиции? Есть ли здесь непосредственная связь? Например, с экономической точки зрения.

- Мне думается, одна из важнейших задач, поставленная перед проамериканскими силами как внутри Беларуси, так и в России, - это любыми путями поссорить, вбить клин между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным. Кстати, данная цель была провозглашена американскими стратегами практически сразу после президентских выборов в Беларуси. Вот почему некоторые средства массовой информации усиленно рисуют исключительно отрицательный образ А.Лукашенко.

Что же касается экономической составляющей,то нужно, во-первых, разобраться, что сегодня происходит в РФ. А там со стороны главы государства начались действия по ограничению влияния олигархов в экономике и политике. Владимиром Путиным уже поставлен вопрос о законности происхождения миллиардных состояний таких новобогатеев как Ходорковский, Березовский и так далее.

Президент РФ дал понять олигархам, что они назначенные миллиардеры, которым во времена Ельцина были отданы в управление значительные доли государственной собственности. И, похоже, сейчас в России наступают времена, когда эту собственность придется государству возвращать.

- Как, на ваш взгляд, это можно связать с положением дел по приватизации в нашей республике? Приглядываются ли россияне к экономическим реалиям в Беларуси?

- В чем показателен пример Беларуси? У нас не произошла раздача госсобственности частным лицам. И потому в нашей республике олигархов, подобных российским, не возникло. И когда сейчас встал вопрос о воссоздании Союзной собственности, иначе говоря, - о приходе российского капитала в Беларусь (в первую очередь, в нефтяную и газовую промышленность), то Александр Лукашенко подходит к этому вопросу очень осторожно, проявляя временами даже чрезмерную скрупулезность.

Думаю, необходимо, все же, отделять интересы России как государства от интересов частного капитала.

Уверен, пример Беларуси для России очень полезен, хотя, повторюсь, тамошним олигархам, данный пример явно не по душе. Ибо в случае создания Союзного государства опыт Беларуси в области приватизации в интересах всего общества, а не отдельных личностей, может получить в РФ широкое распространение, и это неизбежно приведет к тому, что там будут пересмотрены итоги «приватизации по-Ельцину».

- Давайте вернемся к проблеме референдума. Она, наверное, непосредственно взаимосвязана своей политической плоскостью с экономикой.

- Да. Пока Союзное государство еще строится, но общеполитическое пространство уже существует. К примеру, кто такие Немцов с его Союзом правых сил (СПС) и Лебедько с его Объединенной гражданской партией (ОГП)? Это организации, явно выражающие интересы опять же Ходорковского и подобных ему экономических кругов. Чтобы ни говорили Лебедько и Богданкевич, но ОГП - это политический вассал СПС и действуют эти две партии совершенно согласованно. Их действия направленные против проведения референдума нацелены не на еще очень отдаленную предвыборную президентскую кампанию, а против принятия Конституционного акта Союзного государства.

- Еще такой вопрос. Может, философского характера. Скажите, как вы думаете, большинство народа всегда оказывается правым? Не может ли оно ошибиться?

- Во-первых, проведение референдумов и плебисцитов различной тематики широко практикуется, например, в Европейском Союзе. Во-вторых, на ваш вопрос можно было бы ответить одним римским изречением: "глас народа - глас Божий". Если власть предержащие не будут вовлекать население в решение государственных вопросов, мы никогда не построим настоящее гражданское общество. А называющие себя "демократами" оппозиционеры, выступающие против общенародных обсуждений и голосований на деле очень далеки от понятий народовластия.

Принципы гражданского общества предполагают, что каждый человек должен чувствовать ответственность за судьбу собственного государства и собственного народа. И как же иначе, если не через проведение референдумов можно выявить волю народа?

Тем более что белорусский народ достаточно просвещенный и разумный, чтобы взвесить все "за" и "против".

Оппозиционные СМИ и политические силы, конечно, могут нагнетать истерию и запугивать население. Но это как раз и есть - манипуляция общественным сознанием. А государство, государственные СМИ обязаны воспитывать чувство ответственности, доверять людям, вести с ними честный и открытый разговор.

Беседовал Игорь ГРИШАН.




Православная Церковь и проблемы формирования русского национального самосознания. Особенности белорусского опыта (конец XIX –начало XX в.в.)

Бендин А. Ю. (Минск).

Российское общество конца XIX-начала XX века как в дореформенную так и в пореформенную эпоху включало в себя особую, имперскую, но отнюдь не господствуюшую роль этнической группы русских идентифицирующих себя с Православием. В этот период этноним “русские” в государственном, церковном и общественном понимании означал общее название всех трёх восточнославянских народов: великороссов, малороссов и белорусов. Между великороссами, малороссами и белорусами не было чётких этнических границ, существовали широкие диалектные и культурно-бытовые переходные зоны, а в южной экономически развитой части проживали значительные переселенческие группы из центральных великорусских и приднепровских малорусских губерний. Русские являлись главной опорой российской государственности. Они колонизовали огромные евразийские пространства. Распространили границы Православия и русской культуры от Памира до берегов Тихого океана. Государственно-церковная идеология (в синодальный период религиозно-нравственное воспитание народа было уделом не только Церкви, но и государства) не только формировала но и впитывала в себя элементы традиционного русского этнического сознания в соответствии с которым поведение русских в отношении к другим народам характеризовалось терпимостью и восприимчивостью к чужому. Благодаря первенствующему значению православной идентификации этноним “русский” включал в себя не только этническую составляющую. Традиционная религиозная веротерпимость смягчала процессы ассимиляции, являясь для русских препятствием для проявления этнического конфликтного поведения. Установка “мы” – русские” и “они” – нерусские никогда не имела у русских, в особенности у крестьянства, столь абсолютного значения, как у большинства европейских народов.

По мнению Б.Н. Миронова, под словом “мы” русские признавали не только этнически чистых русских, но и соседей, если они подчинялись царской власти. Что же касается православных единоверцев, то русские вообще никогда не противопоставляли их друг другу, ибо два основных критерия национальности господствовали в сознании русского народа – принадлежность к Православию и подчиненность православному русскому царю. Поэтому Россия была империей без господствующей (в западноевропейском и азиатском смыслах) имперской нации. Тем самым она принципиально отличалась, к примеру, от Австро-Венгерской империи, в которой, несмотря на её дуалистичность, господствующее положение занимали немцы. В Российской империи отсутствовало жёсткое противопоставление подданных, принадлежавших к государственной Русской Церкви официально называемой в качестве “первенствующей и господствующей” всем остальным конфессиям и религиям. Этим она отличалась от Османской империи с характерной для неё веротерпимостью, опиравшейся на систему миллетов, но в которой мусульманин (необязательно турок-осман) всегда признавался правым в споре с немусульманином. Организующим принципом российской политики в отношении присоединяемых народов была не этническая, не религиозная а социальная ассимиляция, когда местная правящая элита не уничтожалась, не выдворялась, не лишались своего привилегированного положения (бывали разумеется и исключения), а входила в состав российского дворянства, обретая тем самым имперскую сословную идентичность.

Великие реформы 60-70-х гг., индустриализация и урбанизация, распространение грамотности, развитие школьного образования и печати привели к стремительному росту политической мобилизации многих этнических групп. Появление национальных движений явилось следствием ускорившейся модернизации экономических и социальных отношений. По утверждению Э. Геллнера – национализм – это не пробуждение и самоутверждение мифических, якобы естественных и заранее заданных сообществ. Это, напротив, формирование новых сообществ, соответствующих современным условиям, хотя использующих в качестве сырья культурное, историческое и прочее наследие донационалистического мира[8].

Ответом на вызов национализма нерусских народов стало развитие нового русского национального самосознания. Катализаторами русского национализма явились восстания поляков в 1830-1831 и 1863-1864-х гг. Новый национализм часто принимал форму духовных и политических движений, одни из которых стремились сохранить самобытность русской культуры, другие имели целью преобразовать русское общество по западному образцу и объединить разнородные социальные слои в единую русскую нацию.[9]

Яркими представителями консервативного национализма являлись М.Н. Катков и Н.Я.Данилевский, чьи взгляды разделяли часть элиты, интеллигенции и формирующегося среднего городского слоя. Эти националисты, как правило, были лояльны к государству, национальную политику которого они поддерживали. И всё же их цели, связанные с созданием национального государства, представляли собой своего рода вызов самодержавию. После 1863 и особенно после 1881г. российское правительство во всё возрастающей мере пыталось использовать национализм как инструмент стабилизации монархической власти. В известной мере и под впечатлением от того, какой агрессивный национализм сложился в других европейских государствах, традиционный имперский патриотизм постепенно обрёл черты имперского национализма. И всё же несмотря на все уступки и компромиссы, отношение монархии к русскому национальному движению оставалось двойственным[10].

Следует отметить то обстоятельство, что новое русское национальное самосознание развивалось в русле европейских национальных движений. Представители светской интеллигенции, наиболее влиятельной в этом процессе, основы русской идентичности усматривала не в государстве и Православии как их дореформенные предшественники, а в русском народе, его языке и истории. Известный славянофил И. Аксаков писал, “Все русские светские журналы, за исключением “Дня” усиливаются доказать, что в России Православие есть только количественная, а не качественная сила, что оно есть только религия большинства, что необходимо выделить совсем идею Православия из идеи русской народности и положить в основание народности безразличное отношение к вере[11]. Формирующееся в эпоху национального строительства и национальных государств светское понимание русского национализма, являлось своего рода автономным проектом гражданской концепции русской нации, предлагая наряду с монархией и Церковью свою идеологическую интерпретацию русскости.

Монархия в свою очередь отвечала на вызовы национализма, становясь одним из агентов русского национализма, предлагая различные понимания нации в рамках универсального династического патриотизма. Императоры, занявшие престол вслед за потрясениями 1825 и 1881 г.г., - Николай I и Александр III – избрали сценарии, которые отдаляли их от европейских идеалов, образов и политики, т.е. от того, что ассоциировалось с их предшественниками. Для этого они стремились создать традиции, которые сблизили бы их с русским народом, не подвергая, однако, угрозе дистанцию, отделявшую власть от народа, - залог символического величия и господства. Убийство Александра II стало причиной ещё более решительного разрыва – всеохватного отрицания вестернизирующей традиции самодержавия, сопровождавшегося принятием нового исторического концепта. Если доктрина “официальной народности” усматривала призвание русского народа в выполнении им верноподданнейшего долга перед своими европеизированными государями, то новый идеологический концепт представлял императора неразрывно соединённым с народом этническими и религиозными узами, самым русским среди русских. Идеологи-консерваторы стремились поставить монархию на национальную почву, сообщая европейскому мифу национальное содержание, отсылавшему к прошлому России. Концепция истории оставалась линейной: существовавшие правительственные институты непосредственно освящались их прошлым[12]. Под воздействием политических перемен теория “официальной народности” стала постепенно эволюционировать в сторону близкой ей по содержанию теории “народного самодержавия”. Последняя в свою очередь идеализировала допетровскую монархию в духе славянофильства, представляя Московское государство в качестве образца единения всех сословий русского народа вокруг царя в новых условиях формирующейся всесословной монархии. Идеологический концепт русского этнического самосознания, сформулированный в рамках теории “народного самодержавия” содержал в себе следующие аспекты:

а) историко-телеологический - православная вера с момента Крещения Руси определила историческое развитие русского народа, его особый путь в европейской христианской цивилизации;

б) социально-политический - под влиянием Православной Церкви сформировалось мировосприятие русского народа, его культура и монархическая государственность;

в) национально-религиозный – под скипетром самодержавия сформировалось органическое единство религиозной и этнической идентичности русского народа, включавшего в себя великороссов, малороссов и белорусов. Однако при этом этническое начало не обожествлялось, а Православная вера не низводилась до одного из аспектов национального самосознания.

Новая “национальная” модель империи, которая начала формироваться в период правления Александра III, наряду с наиболее целесообразными в то время принципами легитимной, наднациональной монархии, включала в себя политику консолидации этнического ядра империи – русской народности (великороссов, малороссов, белорусов). Осуществление данного консервативного проекта устроения империи испытывало идеологическое воздействие таких православных идеологов монархизма, как Ю.Ф. Самарин и И.С. Аксаков, К.П.Победоносцев, М.Ф.Катков, Н.Я.Данилевский и Л.А.Тихомиров. Названные представители российского традиционализма в своих воззрениях исходили из уникальности исторического пути России и в большей или меньшей степени считали своими предшественниками классических славянофилов. Именно поэтому им столь импонировало славянофильское противопоставление “русского царства” московской эпохи космополитической “петербургской империи”[13].

Сам Александр III, по утверждению Н.Х. Бунге, был убеждён в том, что в Российской империи должны господствовать: русская государственность, то есть русская государственная власть и русские учреждения (конечно, применённые к бытовым условиям инородцев и окраин), русская народность, то есть освобождение последней от иноплемённого преобладания, русский язык как общий, государственный и, наконец, уважение к вере, исповедуемой русским народом и его государем. … Иноплеменники должны со временем сделаться сынами а не оставаться вечными пасынками страны[14]. Поворот к национально-консервативной идеологии, характеризующий перемены в воззрениях верховной власти на своё предназначение, в немалой степени был вызван тем, что социальная и национальная мобилизация охватывала не только русских, но и одновременно многочисленные нерусские народы, которые постепенно превращались в современные нации с их новыми элитами, со своими литературными языками и высокоразвитыми профессиональными культурами. Эти встречные, противоположно направленные тенденции гомогенизации и диверсификации, укрепление единства и нарастание различий усиливали политическое и социальное напряжение в многонациональной империи позднего периода [15].

Идеологическая сфокусированность на национальном характере и политическом предназначении российской монархии означала в этих условиях обретение нового импульса в направляемых верховной властью процессах модернизации общественной жизни.

Обновление направлений и принципов национальной политики имперостроительства позволяла монархии, разумеется, с известными трудностями, проводить модернизацию под знаком русификации, которая в тех условиях означала не создание преимуществ и привилегий для русских, но прежде всего систематизацию и унификацию управления, интеграцию всех этносов в единую российскую нацию[16].

В свою очередь Православная Церковь во второй половине XIX в. с ещё большей активностью выступала как русская национальная сила, призванная оказывать воздействие на формирование этнического самосознания, в условиях, когда русских крестьян традиционно объединяла приверженность Православию, вера в царя, и в меньшей степени этническое национальное самосознание. В пореформенный период масса русских крестьян по-прежнему жила хуже, чем большинство крестьян других регионов Империи. Русские значительно отставали от ряда народов по степени урбанизации и уровню распространения грамотности, несмотря на то, что они относились к числу “старых дворянских народов” с древней традицией государственности и православной религиозности, со своей интеллигенцией, высоко развитой культурой и языком. И если в качестве фактора, определяющего уровень жизни этноса, взять такой показатель, как средняя продолжительность жизни, то русские в этом отношении уступали место не только латышам, эстонцам, литовцам и евреям, но также татарам и башкирам. Модернизация России и русского населения протекала, таким образом, еще более неравномерно по регионам и социальным группам, чем модернизация других областей и этнических групп. Правительство содействовало развитию русского центра и русских властных элит, однако масса русских в провинции оставалась отсталым, забытым большинством8.

Таким образом, в условиях постреформенного развития России воздействие Русской церкви на формирование этнического сознания традиционно понимаемой этнической группы русских становилась всё более актуальным, востребованным как религиозно так и политически и культурно.

Принципы устроения и функционирования вероисповедной системы Российской империи носили в основном этноцентричный характер, формируясь по мере вхождения новых этнических групп и диаспор, с присущими им конфессиональной или религиозной идентичностью, в состав населения Империи. Институты государственного управления, верховного, законодательного и административного, выстраивали иерархию, степень подчинённости, объёмы прав и привилегий религиозных сообществ, в зависимости от численности этнических групп и диаспор, их культурно-политических традиций, особенностей вероучения или экклезиологии.

Правовое пространство веротерпимости, закреплённое в Своде Законов 1832 г. постепенно эволюционировало в сторону расширения своих границ. Однако правительство не отступало при этом от традиционно понимаемых задач сохранения религиозного status quo в условиях нарастающих модернизационных процессов, инициируемых и направляемых монархией. Законодательное формирование конфессиональных и религиозных границ усиливало религиозную идентичность этнических групп и диаспор, влияя тем самым на процессы перманентного реструктурирования российского общества по вероисповедному и этнокультурному принципу. Российская политика имперостроительства учитывала как возможную, так и существующую опасность угрожающую целостности государства, которая таилась в традиционном конфессионально-религиозном и этно-культурном многообразии страны и в вырастающих на этой основе национальных движениях. Поэтому модернизирующееся государство должно было обеспечивать необходимый для его безопасности уровень религиозной свободы, сохраняя одновременно традиционное положение Русской церкви в системе межрелигиозных и церковно-государственных отношений, сформировавшихся в петровскую и постпетровскую эпоху. Последовательная ориентация монархии на вышеуказанные приоритеты в осуществлении имперской этно-религиозной политики веротерпимости неизбежно придавала этой политике амбивалентный характер, являясь зачастую препятствием для активной миссионерской деятельности Русской церкви, сужая тем самым её возможности в расширении общерусского религиозно-культурного пространства.

Осуществляемые на практике принципы веротерпимости, способствуя сохранению и развития многоэтничного разнообразия страны, в силу своей имперообразующей двойственности не могли эффективно препятствовать созданию в западных и восточных регионах Империи ситуации этно-религиозного вызова, несущего в себе опасность возникновения межнациональных конфликтов и сепаратистских настроений. Русская Церковь могла ответить на этот вызов мерами по усилению процессов формирования солидарности православных единоверцев.

Как уже было сказано выше, национальный проект Русской Церкви формировался как ответ как на конфессиональное и религиозное противостояние в западных и восточных регионах Империи так и на двойной вызов революционного движения и национальных движений нерусских народов. Конфессиональные границы Русской Церкви являлись одновременно подвижными границами общерусского религиозно- культурного пространства в пределах имперской евразийской общности. В многоэтническом и многоконфессионально–религиозном универсуме России, политическую целостность которой легитимизировала монархия, Церковь, находясь в рамках имперского династического патриотизма, определяла и обобщала его общерусскую национально-религиозную составляющую.

В свою очередь национальный проект Русской Церкви сосуществовавший в рамках общеимперской идентичности, традиционно соотносил всех православных восточных славян – великороссов, малороссов и белорусов к русским и был направлен на расширение границ и формирование общерусской идентичности в новых условиях постреформенной России.

Об этом свидетельствовало новое содержание таких традиционных средств пастырской работы по религиозному и нравственному окормлению народа как проповедь.

Нарастающая опасность грядущих революционных потрясений приводит к тому, что проповедь наряду с богословскими и религиозно нравственными вопросами обращается к актуальным идейно-политическим проблемам. Так в проповедях свт.Феофана (Говорова), а также св.Иоанна Кронштадского указывалось на мистический смысл самодержавия, на значение и необходимость богоугодной царской власти для сохранения религиозной чистоты и благочестия русского народа.

В свою очередь выдающийся проповедник, богослов и церковный писатель архиепископ Антоний (Храповицкий), политические воззрения которого сложились под влиянием славянофильства, а ещё более – Достоевского, неустанно проповедовал против либеральных, революционных и религиозно-националистических сил, пытавшихся вбить клин между Церковью, народом и самодержавием, ослабить позиции Православия на западных окраинах Империи и ввергнуть Россию в религиозную и политическую катастрофу. Эти силы, стремившиеся к изменению политического строя в России, он называл представителями “мерзкого и постыдного космополитизма” и “антихристианского духа, духа нравственного разложения, кощунственного безразличия к добру и злу, к отечеству и его врагам”. Он говорил, что будущее России – в сохранении её политического строя, в религиозно-мистической связи трёх столпов России – Православной Церкви, царского самодержавия и православного народа[17]. Таким образом, консервативно-монархическое и национально патриотическое содержание проповедей в период обострения классовых противоречий свидетельствует о том Церковь в лице своих социально активных представителей выступала как сила охранительная и примирительная, призывающая русский православный народ быть верным традиции – религиозной, политической и национальной, то есть стать одной из основных интегрирующих и стабилизирующих сил Империи.

Воздействие Русской Церкви на формирование русского самосознания нашло своё воплощение в создании системы церковноприходских школ. Согласно "Правилам о церковноприходских школах”(1884г.), цель их деятельности - “утверждать в народе православное учение веры и христианской нравственности и первоначальные полезные знания” Приходские школы должны были находится в тесной связи с приходами и будить в учениках, которые должны были регулярно посещать богослужения, любовь к Церкви и к её литургической жизни. Учащихся следовало воспитывать прежде всего в духе православного учения и верности трону. Формирование русской идентичности осуществлялось в неразрывном единстве с патриотизмом династическим, имперским, универсалистский характер которого затруднял процесс формирования этнического сознания как такового. В новых исторических условиях, порождённых модернизацией, воспитание народа (прежде всего крестьянства и мещан) в духе православной веры и Церкви должно было по мысли К.П.Победоносцева и его единомышленников защитить православное население, составлявшее имперское религиозно-этническое большинство, от деструктивного влияния либеральных и радикальных идей, распространявшихся в результате нарастающей секуляризации общества, а также инославной, сектантской и иноверной пропаганды. Национально-консервативное мировоззрение формируемое церковной школьной системой базировалось в основном на изучении основ отечественной истории в её монархическо-патриотической интерпретации, истории Церкви, русской литературы и географии.

Создание системы религиозного воспитания, оказывавшей непосредственное воздействие на формирование этнической идентичности, приобретало особую актуальность в зависимости от конкретных региональных ситуаций. В условиях, когда этноним “русский” не относился только к великороссам, но обозначал в Российской империи всё православное восточное славянство, русификация, в качестве составляющего элемента направляемых правительством интеграционных процессов, являлась средством мобилизации русского этноса в тех регионах, где религиозный фактор оказывал решающее воздействие на формирование этнического самосознания.

К числу таких регионов следует отнести в первую очередь Северо-Западный край, в котором социально-экономические и религиозно-культурные реалии длительной польской колонизации православного населения с одной стороны, и восстановление позиций Русской Церкви активно инициируемое графом Н.М. Муравьёвым его последователями с другой, определили конфессиональную принадлежность в качестве основного фактора этнической идентификации православных белорусов как “русской народности”. В условиях межконфессионального противостояния важнейшим признаком этнокультурной идентичности становилось вероисповедание, определявшее групповую принадлежность в большей степени, нежели язык. В результате исторически длительной польско-католической экспансии белорусы оказались расколотыми по религиозному признаку. Более 80% населения составляли православные, около 18% католики, в том числе бывшие униаты. Результатом противостояния явились: тайный прозелитизм, и как следствие, незаконная практика “совращения” из Православия в Католичество, наличие “упорствующих в латинстве”, но формально принадлежащих к Православию с одной стороны, и настойчивая деятельность приходского духовенства по выявлению “совращённых”, обращения епархиального начальства к коронной администрации и судебным органам с целью пресечения прозелитизма, возвращения “совращённых” в лоно Церкви и наказания ксендзов, виновных в “совращениях”.

Роль Православия в формировании общерусского религиозно-этнического сознания белорусов и малороссов посредством организации и деятельности системы церковно-приходских школ в западных губерниях осложнялось рядом проблем политического, этно-конфессионального культурного и социально-экономического характера. К началу XX в. поляки, согласно социальной схеме чешского историка М.Гроха, предложенную им для описания возникновения и роста национальных движений в Центральной и Восточной Европе, вступили в стадию возникновения массовых национальных движений, когда этническая группа становится нацией (фаза С). Польский этнос относился к числу “старых или дворянских народов”, обладавших единой католической верой, прочной традицией государственности, дворянской элитой, высоко развитой культурой. Белорусы и малороссы относились к “молодым или крестьянским народам” Российской империи национальное движение которых по описанию М. Гроха вступило стадию патриотической агитации (фаза В), когда небольшая часть членов этнической группы, под влиянием схожих национальных движений, выдвигает проект преобразования её в нацию.

Вытекающее из данной схемы стадиальное различие в уровне этнической мобилизации между поляками с одной стороны, белорусами и украинцами с другой, разновекторная направленность процессов политической мобилизации, экклезиология Католической Церкви, считающей себя единоспасительной и вменяющей в обязанность пастырям осуществлять миссионерскую деятельность среди схизматиков-православных, тесная связь польского национализма с католицизмом, приводили к обострению этноконфессиональной обстановки в западных губерниях.

Неизбежное в тех условиях привнесение в сферу межконфессиональных отношений политических, этно-культурных и экономических составляющих актуализировало вопрос восстановления этно-культурного самоопределения белорусов как “русской народности”, формирование которой в рамках традиционной веротерпимости, становилось составной частью учительной деятельности Православной Церкви.

В свою очередь обер-прокурор Святейшего Синода оценивая этноконфессиональную обстановку в Северо- Западном крае доводил до сведения Государя Николая II, что “православная паства в западных епархиях находится в весьма неблагоприятных для развития её религиозно – нравственной жизни условиях, будучи со всех сторон окружённой иноверцами, враждебно относящимися как к Православию, так и ко всему русскому. … Сознавая весьма благодетельные для интересов Православия успехи церковно-школьного дела, ксендзы со свойственной им нетерпимостью повели войну против церковноприходских школ. Но фанатизм и нетерпимость ксендзов и вообще лиц враждебно относящихся к Православию не могут подорвать ныне народное доверие и любви к церковным школам.”[18]

Роль Церкви в формирования русского национального сознания осложнялось ещё и тем, что во второй половине XIX-началеXX в.в., либеральные и революционные течения в общественно-политической жизни России по своему значению явно преобладали над национальными, которые в свою очередь не смогли стать единой политической силой.

Духовенство имело дело с секуляризирующимся обществом, динамичное и неравномерное развитие которого порождало сложные проблемы экономической, социально-культурной и религиозно-нравственной адаптации для православного большинства Империи. В этих условиях солидарность, основанная на принципах религиозной и этнической принадлежности подвергалась мощному разъединяющему воздействию политических и социальных факторов.

Бендин Александр Юрьевич
кандидат исторических наук, доцент, заведующий лабораторией церковно-исторических и религиозно-философских исследований факультета теологии Европейского гуманитарного университета


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ