Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №80(01.08.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
МОСКВА И БАЛКАНЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Что нового в деле приднестровского урегулирования?

Геннадий Коненко

Как известно, 10 июля с.г. на заседании Совместной комиссии по выработке новой Конституции Молдавии представители Кишинева и Тирасполя, на котором присутствовали и другие участники переговорного процесса по урегулированию приднестровской проблемы (Россия, Украина и ОБСЕ), не без трудностей, приняли, наконец, регламент работы комиссии и договорились продолжить на следующем заседании рассмотрение концепции и общей структуры Основного закона будущей молдавской федерации.

Однако 21 июля состоялся лишь обмен мнениями по этим вопросам без принятия какого-либо решения на этот счет. Через неделю стороны должны будут вновь вернуться к этой теме, а также попытаться найти компромиссные формулировки по разделу о правах и свободах граждан.

Можно предположить, что обсуждение упомянутого раздела не вызовет больших дискуссий, т. к. участники переговоров в принципе уже работали над ним в рамках Постоянного совещания политических экспертов и даже подписали в январе 2002 года соответствующий протокол. Хотя кто знает, ведь после этого неожиданно появились новые предложения молдавской стороны, в том числе и по созданию совместной  с приднестровцами комиссии по выработке новой Конституции, и переговорный процесс вновь вернулся в исходное положение.

Следует заметить, что дальнейшая интерпретация Кишиневом этих предложений, по мнению ряда экспертов, свидетельствовала о подспудных попытках молдаван сохранить многие элементы унитарного характера государства, когда Приднестровью предоставлялся по сути лишь статус автономии по типу автономно-территориального образования Гагаузии (Гагауз-Ери). Кстати, недавно (16 июля) парламент РМ, чтобы сгладить появившиеся в столице Гагаузии Комрате критические настроения в отношении реализации на практике прав автономии, одобрил во втором чтении проект изменений в Уложении (закон об автономии Гагауз-Ери - прим. автора), призванных расширить ее права как автономной составной части Молдовы. В частности, Гагаузия будет наделена правом законодательной инициативы. В то же время молдавские депутаты изъяли записанное в Уложении право гагаузов на самоопределение в случае изменения политического строя и международного статуса Республики Молдова.

С учетом этого напрашивается предварительный вывод и относительно возможной позиции Кишинева по аналогичному положению, содержащемуся практически во всех проектах соглашений о нормализации отношений между Молдовой и Приднестровьем. Положение специально было прописано в этих документах, чтобы снять имеющиеся у приднестровцев опасения быть присоединенными вместе с Молдавией к соседней Румынии, где еще не отказались от идеи "тихой" экспансии на Восток. Это подтверждает недавнее высказывание румынского президента И.Илиеску о возможности воссоединения с Молдавией, правда, вскоре, после соответствующего запроса МИД РМ, дезавуированное.

Несмотря на трудности в деле урегулирования приднестровской проблемы, очевидно, что переговорный процесс медленно, но продвигается к намеченной цели - ее окончательному решению.

Эти трудности, которые по-прежнему происходят от разного понимания Кишиневом и Тирасполем характера будущего федеративного государства (молдаване выступают за создание "ассоциированной" федерации, приднестровцы - за федерацию равноправных субъектов), призваны разрешить переговоры, идущие сегодня как бы параллельным курсом. С одной стороны, Молдавия и Приднестровье, а также наблюдатели от России, Украины, ОБСЕ и Евросоюза начали работу над новой молдавской Конституцией в рамках конституционной комиссии, а с другой, продолжаются переговоры в прежнем пятистороннем формате, где заинтересованные стороны - Кишинев и Тирасполь - при участии посредников - России, Украины и ОБСЕ намерены подготовить общий политический документ, в котором, как предполагается, будут зафиксированы основополагающие принципы решения приднестровской проблемы и прописана система разноплановых гарантий, должных обеспечить процесс воссоединения (интеграции) Молдовы и Приднестровья в переходный период после подписания итоговых документов по урегулированию.

Казалось бы найдены взаимоприемлемые переговорные механизмы, с помощью которых постепенно можно было бы прийти к компромиссным решениям относительно характера и формы федеративного государства и распределения полномочий между Центром и Приднестровьем с предоставлением последнему действительно особого и надежно гарантированного статуса. И в этом случае проблема решалась бы в соответствии с одобренным Кишиневом и Тирасполем планом по механизму разработки и принятия новой Конституции будущего интегрированного государства: совместная комиссия через 6 месяцев представляет проект нового Основного закона, в 2004 году проводится референдум на предмет его одобрения населением, а затем проходят выборы органов власти и самоуправления всех уровней, создается правительство. Начинается переходный период по воссоединению (реинтеграции) страны.

Но это постепенный и трудный путь поиска решения проблемы, который может занять еще довольно продолжительный отрезок времени, что не всех устраивает. Президент РМ В.Воронин, опасаясь не успеть до истечения срока своих полномочий выполнить свое обещание народу решить проблему Приднестровья, начинает форсировать события, ибо в противном случае его партия коммунистов на парламентских выборах 2005 года, лишившись солидной части своих потенциальных избирателей, может просто-напросто потерять с таким трудом завоеванную власть. Кроме того, В.Воронин и его окружение считают, что быстрейшее урегулирование приднестровской проблемы является, пожалуй, единственным средством, которое поможет вытащить страну из перманентно тяжелого экономического положения. Плюс к этому, медленное, как это некоторым кажется, разрешение приднестровского вопроса позволит России сохранить свое военное присутствие в регионе, пусть даже в виде воинского контингента российских миротворцев, участвующих в проводимой здесь операции по поддержанию мира.

Такая ситуация устраивает не всех, прежде всего, западников. Отсюда их подталкивание В.Воронина к использованию средств давления на Приднестровье, среди которых сегодня предпочтение отдается жестким экономическим мерам, способным, по мнению молдавского руководства и поддержавших его стран Евросоюза и США, заставить Тирасполь пойти на уступки и согласиться с кишиневским планом урегулирования.

После введения Молдовой новых таможенных правил, когда предоставленные Приднестровью таможенные печати были объявлены недействительными и у региона было изъято право выдавать сертификаты происхождения товара, что привело к резкому сокращению приднестровского экспорта и, следовательно, валютных поступлений, нынешние молдавские власти решили пойти еше дальше.

Под видом временной регистрации приднестровских предприятий якобы с целью узаконить их экспортную деятельность (к тому же небесплатной и лишающей бюджет ПМР известной части средств), Кишинев хотел бы не только поставить под свой контроль эти и другие предприятия, но и с помощью последующего с января 2004 года включения их в Государственный регистр лишить Приднестровье права собственности на них и, таким образом, экономической базы его существования.

Эти шаги Молдовы также получили одобрение Запада, которого, как выясняется, нисколько не интересует судьба простых приднестровцев, уже не получающих своевременно заработную плату, пенсии. социальные пособия и т. п.

Кроме репрессивных мер экономического характера, официальный Кишинев активизировал свои действия по дальнейшей интернационализации приднестровской проблемы, привлечению к переговорному процессу новых участников, например, США и ЕС. Цель та же - усилить на Тирасполь международное, на этот раз политическое, давление.

Хотя США не являются прямыми участниками переговоров, их вовлеченность в решение приднестровской проблемы во многих аспектах все больше приобретает довлеющий характер. Активность США стала особенно заметной после визита в Вашингтон президента РМ В.Воронина в декабре 2002 года.

Что касается Евросоюза, то Кишинев пригласил эту европейскую организацию участвовать в работе Совместной конституционной комиссии наряду с посредниками на молдавско-приднестровских политических переговорах - Россией, Украиной и ОБСЕ.

Хотелось бы отметить, что курс нынешних властей на дальнейшую интернационализацию проблемы Приднестровья поддерживают практически все политические силы общества, если судить по высказываниям большинства лидеров основных политических партий и объединений. Разногласия с коммунистами начинаются с вопроса о федеративном устройстве страны.

Такой вывод можно было сделать, в частности, и после выступления политобозревателя агентства "Инфотаг" А.Голя на международном семинаре, прошедшем в начале июля с.г. в Киеве под эгидой неправительственной организации под названием "International crisisgroup". А.Голя, не принадлежа к сторонникам молдавской Компартии, тем не менее твердо высказался за обязательное участие в переговорах по урегулированию Евросоюза и изменение статуса и состава миротворческой операции в Приднестровье, за подключение к ней государств-членов ЕС.

В этой связи нельзя не обратить внимание на то, что в последнее время США, ОБСЕ и Евросоюз вплотную занялись вопросом проведения будущей военно-гарантийной операции в регионе, которая, по их мнению, должна проходить только при ведущей роли ОБСЕ или ЕС.

Но если европейские организации в общем пока не отрицают участие России в какой-либо форме в этой операции, то США полагают возможным рассмотрение этого вопроса только после вывода из Приднестровья на основании Стамбульских договоренностей 1999 года как оставшейся части Оперативной группы российских войск, так и российского военного контингента, входящего ныне в состав Совместных миротворческих сил по обеспечению мира и стабильности в регионе.

Есть сегодня идеи и о замене нынешней миротворческой операции еще до того, как будут подписаны документы по окончательному урегулированию приднестровского вопроса. В Вашингтоне, видимо, считают, что экономические меры давления на Тирасполь могут иметь свои пределы и не возыметь того действия, на которое рассчитывают его инициаторы. Загнанные в угол приднестровцы могут пойти на ответные крайние меры и вообще уйти с переговоров. Американская сторона уже не раз официально заявляла, что, в случае отказа тираспольской администрации сотрудничать в решении приднестровской проблемы, она не исключает применения против "мятежного" региона других мер воздействия. Вполне возможно, что речь идет о полюбившейся американцам в последние годы форме действий по т.н. принуждению к миру. Однако очевидно, что использование силовых методов в Приднестровье осуществимо лишь при условии отсутствия в регионе российских военных, включая миротворцев.

Вот отсюда такое настойчивое стремление США и их сторонников быстрее покончить с российским военным присутствием в Приднестровье и решить приднестровский вопрос, руководствуясь исключительно своими собственными и никакими другими интересами, будь то Россия, Молдавия или Украина, не говоря уже о населении непризнанной республики.

Так было в Югославии, прежде всего, в Косово, где США начисто забыли про принцип территориальной целостности государств, который они так рьяно отстаивают в Молдове; так было в Ираке. Будем надеется, что так не произойдет в Приднестровье. И здесь свое слово должна сказать Россия.

Похоже, что в Москве пришли к такому выводу, и поездка в Кишинев и Тирасполь в первой декаде июля главы президентской администрации А.Волошина тому подтверждение.

Судя по материалам, опубликованным по итогам визита А.Волошина в некоторых печатных изданиях ("Независимая газета", "Коммерсант Plus", "Ольвия-пресс", "Комсомольская правда в Молдове" и др.), кремлевский посланец в отличие от других видных представителей России, не так давно побывавших в Республике Молдова, на этот раз довольно жестко ставил вопрос о российском военном присутствии в регионе, во всяком случае до окончательного решения приднестровской проблемы, т.е. до начала процесса воссоединения обеих частей Молдавии.

Очень хотелось бы верить, что дело не закончится только этим демаршем, ибо примеров, когда новая Россия сдавала свои позиции в том или ином регионе в ущерб национальным интересам, мы знаем уже не мало.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ