Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №170(01.06.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Россия делает шаг вперед на пути создания газового картеля

16.05.2007. Eurasianet

Стефан Бланк

Серия энергетических договоров, которые российский президент Владимир Путин подписал в последнее время с лидерами Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, представляет собой большой шаг вперед на пути к заветной цели Кремля – созданию газового картеля. Одновременно с этим сделки могут помочь Москве реализовать и ряд других геополитических задач: нарушить вынашиваемые Западом планы строительства трубопроводов в регионе, а также укрепить зависимость центральноазиатских государств от России.

Наиболее важный договор, заключенный Путиным в ходе недавно завершившейся поездки по Центральной Азии, предполагает расширение Прикаспийского трубопровода. По завершению строительства, этот трубопровод позволит России значительно увеличить экспорт туркменского газа, доведя его более чем до 90 млрд. кубометров в год. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. Отдельные договора с Казахстаном и Узбекистаном предусматривают модернизацию центральноазиатской топливно-энергетической инфраструктуры. Эти документы позволят России в обозримом будущем сохранить за собой доминирующие позиции в экспорте энергоресурсов региона.

Эти договоры придадут России также вес, необходимый для осуществления – в сотрудничестве с Ираном – своих планов по созданию газового картеля. Подобный картель не только обеспечит поступление дополнительных доходов в бюджет, но также станет инструментом дипломатического давления. Иран и Россия впервые выступили с предложением о создании газового картеля еще в 2001-2002 годах. Но только сегодня российские лидеры могут реально приступить к обдумыванию того, что они лукаво называют "координацией действий среди производителей".

Кремль, у которого началось головокружение от последних успехов на энергетическом фронте, явно намерен попытаться разорвать связь, соединяющую ЕС с американской энергетической стратегией в Каспийском бассейне. 16 мая в эфире российского Первого канала – главного государственного телеканала страны – было заявлено, что Америка "кровно заинтересована в отсутствии у Европы энергетической безопасности, потому что Европа - их главный конкурент". Эти слова прозвучали в то время, когда чиновники Евросоюза готовились принять участие в двухдневном энергетическом саммите со своими российскими коллегами в Самаре на Волге, который должен был открыться 17 мая.

Добившись господствующего положения на мировых рынках газа, Москва, вероятно, обратит теперь свой взор на рынок сжиженного природного газа в стремлении получить контроль над значительной, а то и большей его долей. Рынок СПГ представляет собой энергетическую альтернативу резервам Центральной Азии и самой России. Но на ближайшую перспективу майский энергетический успех Путина поможет России восполнить собственный дефицит газа, и, вероятно, даст ей возможность сохранить свое господство на газовом рынке ЕС.

Секрет успеха энергетической политики Кремля на данном этапе кроется в его способности с помощью кнута и пряника убедить центральноазиатские страны согласиться на цены гораздо ниже мировых в обмен на использование ими российских трубопроводов для экспорта своих энергоресурсов. Полученные таким образом нефть и газ не только держат Центральную Азию в состоянии неоколониальной зависимости от Москвы, они также помогают Кремлю поддерживать на плаву собственную расточительную и неэффективную топливно-энергетическую экономику. Хотя Россия и начала поднимать внутренние цены ввиду замаячившего впереди дефицита газа, который уже ясно обозначился в 2006 году, благодаря сделкам последнего времени Кремль сможет продолжать и дальше эксплуатировать ту же неэффективную модель – по крайней мере до 2012 года. В то же самое время Россия, посредством интриг в ценовой политике, тормозит естественный ход экономического и политического развития в Центральной Азии.

Нанося огромный вред энергетическим интересам Запада в регионе, прикаспийский договор означает, что Туркменистан постепенно отходит от своей прежде нейтральной позиции. Аналитики в Москве теперь убеждены, что Россия добилась монопольного положения на газовом рынке Туркменистана, считая, что газовых запасов этого центральноазиатского государства не хватит для выполнения несметного числа обещаний Ашгабата по экспорту в другие страны, включая Китай, Индию и Пакистан. Конечно, новый руководитель Туркменистана, Гурбангулы Бердымухаммедов, продолжает говорить о своем интересе и к другим вариантам, в том числе к поддерживаемому США транскаспийскому трубопроводу. Это делается в попытке создать представление, что Туркменистан сможет постепенно освоить новые обширные газовые резервы. Российские же стратеги явно полагают, что Бердымухаммедов блефует, и у Туркменистана нет жизнеспособных экономических альтернатив его зависимости от России.

Как следствие прикаспийского договора, Китай – у которого имеется договоренность с Туркменистаном о ежегодных поставках до 30 млрд. кубометров газа начиная с 2009 года – рискует остаться ни с чем, если после экспорта по российским трубопроводам у Туркменистана не останется газа, чтобы выполнить взятые им на себя обязательства перед этой страной. С точки зрения Запада, развитие такой ситуации может пойти по двум нежелательным сценариям. Во-первых, может возрасти газовая зависимость Китая от России. Во-вторых – что гораздо вероятнее – Пекин будет вынужден предпринять самые решительные действия, и, заплатив немалые деньги, обеспечить себе поставки из других источников, включая дискредитировавшие себя в политическом отношении государства. Вряд ли любая из этих альтернатив будет способствовать улучшению американо-китайских отношений.

Обычный здравый смысл говорит, что нельзя получить что-то, не дав ничего взамен. Последние энергетические сделки России не стали исключением из этого правила. В данном случае, от сделки много выиграл Казахстан – явно больше всех других стран, помимо России. Во-первых, казахстанский президент Нурсултан Назарбаев заручился согласием России на серьезное увеличение цены на казахстанский газ, реэкспортируемый в страны ЕС. Россия также заверила Назарбаева в своей готовности расширить трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) – главного маршрута казахстанского нефтеэкспорта. Однако сделка по КТК стала лишь частичной победой для Назарбаева. Поскольку России принадлежит только 24 процента в КТК, она не стремится, чтобы по этому коридору прокачивалось больше добываемой в регионе нефти. Россия скорее хотела бы пустить ее по маршрутам, полностью контролируемым государственной компанией "Транснефть". Но, несмотря на это нежелание, Путин явно осознавал, что должен предложить Назарбаеву какие-то дополнительные стимулы, поскольку на данный момент Казахстан является единственной из центральноазиатских стран, обладающей возможностью и политическими навыками сказать Москве "нет".


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ