Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №170(01.06.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Языковая политика в Восточно-Казахстанской области

Развитие независимого Казахстана показало, что внедрение государственного языка во все сферы общественной жизни, а самое главное в делопроизводство, - более сложный процесс, чем определялось вначале.

16.05.2007, http://8888.kub.kz

Юлия Гужвенко.

В советский период выросло целое поколение людей, принадлежащих к казахскому этносу, работающих в аппарате органов государственной власти, и не умеющих готовить документы на государственном языке. Осознание данного факта в середине 1990-х гг. и постоянное его обсуждение на страницах прессы подтолкнуло руководство республики к конкретным действиям. С 1994 г. начала работать Государственная терминологическая комиссия, которая осуществляла процесс перевода терминов с русского языка на казахский. Выпускались новые словари, учебники, пособия для переводчиков. Терминологическая комиссия систематически вносила поправки в ранее утвержденные термины, которые и сейчас публикуются на страницах «Казахстанской правды». Обилие нововведенных терминов, множество редакций словарей, изменения в самой структуре языка в столь короткое время сделали классический (официальный) казахский язык элитарным. Свидетельства из бытовой жизни показывают, что он не всегда понятен для основной массы казахов и вызывает затруднения при использовании в делопроизводстве, письменной речи, общественной жизни. Роль посредника по-прежнему играет русский язык.

Восточно-Казахстанская область относится к регионам, где государственным языком по данным переписи 1999 г. владели около 55,4% Примерно такие же показатели степени владения и даже меньше зафиксированы в центральных и северных областях Казахстана, в которых традиционно силен русский этнический компонент (Акмолинская – 43,6%, Карагандинская – 46,4%, Костанайская – 39,3%. Павлодарская – 46,4%, Северо-Казахстанская – 36,4%) . В этно-языковом отношении Восточно-Казахстанская область легко «делилась» на два региона: Семипалатинский, с преобладанием казахского языка, и собственно Восточно-Казахстанский или Усть-Каменогорск. Регионализм в Восточно-Казахстанской области проявляется и в политических решениях руководства государства по данному вопросу.

Языковые процессы в Семипалатинском регионе и г. Семипалатинске исследовались Центром социологического мониторинга и прогнозирования СемГУ им. Шакарима. Эксперты отмечают, что в целом наблюдались положительное разрешение противоречий, которые накопились в результате возрастания социальной и государственной роли казахского языка в условиях русскоязычного социально-коммуникативного пространства в городах. Казахский язык в начале 2000-х гг. уже получил широкое распространение в среде русских и других национальностей, но экспертами не оговаривалось сфера его применения и качество использования государственного языка. Для абсолютного большинства опрошенных в 2005-2006 гг. казахов русский являлся вторым языком, которым они владеют в совершенстве (79,1% опрошенных). Для 27,4% опрошенных казахов русский оставался родным.

При этом наблюдалась тенденция к уменьшению удельного веса тех респондентов, которых удовлетворяет характер функционирования родного языка, причем это отмечалось как среди казахов, так и среди русских. Казахи в большей степени были недовольны тем, что их соотечественники ещё не овладели своим языком (78% случаев), степень недовольства у русских практически такая же – 75,7%. Русские респонденты в одинаковой степени оставались недовольны казахами и русскими, не овладевшими государственным языком (около 58% опрошенных). Возможно, такая степень неудовлетворенности использованием казахского языка обусловлена ограниченной сферой его распространения – бытовая сфера, средства коммуникации при проведении массовых мероприятий – праздников, концертов, знаменательных дат, где не требуется применение языка на высоком уровне с употреблением терминов. Русские осознают, что они должны владеть государственным языком, но препятствием к этому является высокая степень распространения русского же языка среди казахов-«двуязычников», недоступность учебно-методического комплекса и квалифицированных кадров, а в некоторых моментах проявляется субъективный человеческий фактор - нежелание. Б. Андерсон очень точно заметил, что «каждый язык можно усвоить, но его усвоение требует от человека затраты вполне реальной части жизни: каждое новое завоевание отмеряется убыванием его дней. Доступ человека к другим языкам ограничивается не их непроницаемостью, а его смертностью. Отсюда свойственная всем языкам некоторая закрытость». Действительно, освоение языка как государственного нетитульными этносами Казахстана может растянуться во времени из-за вполне объективных обстоятельств.

Социологические исследования зафиксировали, что языковые противоречия проявляются в конфликтных ситуациях повседневной жизни. 58,5% опрошенных отметили, что им приходилось сталкиваться с различными случаями, когда незнание казахского или русского языков, а точнее не использование какого-то языка в определенных контактах, являлись причиной конфликтов.

Несомненно, что основными подразделениями, в которых осваивается язык молодым поколением казахстанцев, является школа и вуз. Характерно, что в 1990-е гг. численность школ с обучением на казахском языке росла, а в начале 2000-х гг., наоборот, и в Казахстане, и в Восточно-Казахстанской области отмечалась обратная тенденция: например, в 2002 г. появилось 57 смешанных школ.

Приведенные данные свидетельствуют об общеказахстанской тенденции смены приоритетов в образовании с чисто национального (казахского) на европейское (русское, либо обучение на казахском языке), смешанное. За первое постсоветское десятилетие и казахстанскому руководству, и населению пришлось убедиться, что экономическое развитие Казахстана, участие государства в глобальных процессах требует более универсального образования, чему в большей степени соответствует образование на русском языке. Распространение национальной системы образования без знания других языков ограничивает будущее молодых специалистов региональными, а иногда и местными, районными, рамками. Маловероятно, что казахский язык в ближайшем будущем сможет заменить русский в культурном общении, образовательном техническом пространстве, в качестве языка ежедневной прессы и средств массовой информации.

В дошкольных образовательных учреждениях образование на государственном языке практически не было распространено. Это связано с тем, что в области в целом не развита сеть дошкольных учреждений. Существовало всего лишь 69 детских садов, и только 5 из них осуществляло обучение и воспитание на казахском языке . В нескольких докладах о функционировании государственного языка в Восточно-Казахстанской области отмечалось, что к началу 2000-х гг. удалось преодолеть кадровый голод, когда остро ощущался недостаток преподавателей государственного языка с соответствующей квалификацией. К 2003 г. положение выправилось, только 10,3% учителей не имели специального образования.

Как показывает практика, обучение в ВУЗах и средне-специальных учебных заведениях построено по принципу разделения на 2 направления: обучение в группах на казахском и русском языках. Интервью с работниками сферы образования показывают, что успешнее всего преподавание на казахском языке осуществлялось в обучении гуманитарным специальностям. За 1990-е гг. в сфере гуманитарных наук удалось перевести на казахский язык, либо написать новые учебники, разработать методические рекомендации и в целом создать удовлетворительные учебно-методические комплексы. Изучение технических дисциплин на казахском языке вызывает больше затруднений, так как его специальный терминологический аппарат только развивается и его не достаточно для того, чтобы написать полноценный учебник по техническим или медицинским дисциплинам. Это доказывает тот факт, что только 22% студентов технических вузов в республике получают образование на государственном языке. Несмотря на определенные трудности, в одном из ведущих вузов области, Восточно-Казахстанском государственном техническом университете им. Серикбаева, 29 специальностей представлены на государственном языке. Проведение конкурса знатоков казахского языка среди студенческой молодежи на приз акима Восточно-Казахстанской области или участие молодежи в подобных конкурсах в отдельных вузах области и республики является, несомненно, весьма нужной и обоснованной традицией.

Повседневная жизнь также становится объектом этноязыкового реформирования. Поэтапность внедрения языка в начале 2000-х гг. привела к тому, что все официальные документы, отчетная документация и многое другое стали предоставляться на казахском и русском языках для внедрения делопроизводства на государственном языке, и в целом психологической подготовки населения. Несмотря на то, что в области происходило укрепление этноязыкового строительства на национальной основе, результаты социологического опроса о состоянии и перспективах этнолингвистической политики Республики Казахстан, проведенного исследовательским центром «Дана» в 2002 г., свидетельствуют, что негативнее всего к языковой и национальной политике властей РК относятся как раз в Восточном Казахстане. В области количество респондентов, не изучающих казахский язык, превалирует над респондентами, изучающими его. Наиболее высокий процент опрошенных, собирающихся уехать за пределы республики, был зафиксирован в Восточно-Казахстанской (30 %), Северо-Казахстанской (21,6%) областях и г. Астане (23,9%). В этническом разрезе значительный потенциал миграции фиксировался у представителей немецкой (35,5%), русской (29,9%), украинской (19,2%), корейской (11,8%) этнических групп.

В наибольшей степени были настроены на митинги, демонстрации и забастовки опрошенные г. Астаны (4,3%), Восточно-Казахстанской области (1,7%), Северо-Казахстанской области (1,4%) . Таким образом, реализация давно намеченных реформ вызывала у населения негативный потенциал, наличие которого отмечалось в различных социологических исследованиях.

В 2007 г. руководство Казахстана во многих областях осуществляет перевод делопроизводства на казахский язык в деловой, государственной и официальной документации. По-видимому, сложились все предпосылки для следующего этапа преобразований. Казахстанские лидеры осознают специфику северо-восточных областей и даже внутриобластную восточно-казахстанскую специфику, поэтому сроки реализации государственной программы внедрения казахского языка в делопроизводство внутри Восточно-Казахстанской области отличаются. В 2006 г. было объявлено, что на государственную чиновничью должность с июля 2007 г. в Семипалатинске могут претендовать только те лица, которые знают государственный язык. С начала 2007 г. начался перевод официальной документации на казахский язык, которая до этого момента предоставлялась на двух языках. В г. Усть-Каменогорске введение государственного языка предполагается с 2008 г., хотя первоначально предусматривалось это сделать в 2010 г.

Информированность населения г. Усть-Каменогорска о смещении перевода сроков делопроизводства в Восточно-Казахстанской области на казахский язык с 2010 по 2008 гг. достаточна низка. Вопрос о степени информированности населения о сроках перевода делопроизводства был задан во время социологического исследования по заказу акимата Восточно-Казахстанской области. В результате 55% затруднившихся ответить на данный вопрос слышат об этом впервые, 18% владеют данными сведениями. Только 11 % устькаменогорцев слышали об утверждении новых сроков и совершенно не владеют информацией 16% опрошенных . В отчете акимата отмечено, что «необходимо разработать систему оповещения населения о смещении сроков перевода делопроизводства на государственный язык с 2010 до 2008 гг., так как неинформированность устькаменогрцев является сдерживающим обстоятельством начала новой миграционной волны». Было отмечено, что информацию о смещении сроков введения государственного языка окончательно следует выдавать дозированно.

При анализе этноязыковой обстановки в г. Усть-Каменогорске были выделены несколько групп населения по стремлению или нежеланию изучать государственный язык:

1. Группа тех, кто хорошо знает государственный язык, среди опрошенных их доля составляла 13%;

2. Группа тех, кто реально предпринимает шаги, чтобы выучить государственный язык – 8%;

3. Доля респондентов, которые имеют такие намерения, не превышает 6% населения. Желающих выучить казахский язык – 9%. При этом 3% хотели бы изучать язык, но препятствием для них является отсутствие высококвалифицированных кадров;

4. Только 7% устькаменогорцев считают, что в знании казахского языка нет необходимости.

Настораживает высокий процент затруднившихся ответить, что свидетельствует о сомнениях горожан по поводу изучения государственного языка.

В этносоциальном плане распределение населения по знанию государственного языка в г. Усть-Каменогорске выглядит следующим образом:

Казахский язык знали казахи в возрасте 44-49 лет, которые являлись квалифицированными специалистами;

Казахский язык изучали русские в возрасте от 8 до 29 лет, по социальному составу обучающиеся, преподаватели, интеллигенция;

Собирались изучать казахский язык – русские в возрасте от 30-39 лет – инженерно-технические работники;

Хотели бы изучать, но нет возможности – население в возрасте 18-29 лет, преимущественно украинцы;

Хотели бы изучать, но нет специалистов – русские в возрастной группе 40-49 лет, продавцы;

Не видели в этом необходимости – русские старше 60 лет, пенсионеры.

Представленная градация отражает условия, в которых развивалось казахстанское общество в начале 2000-х гг. Нежелание средней и старшей возрастных категорий граждан изучать государственный язык обусловлено тем, что представители этих групп уже заняли определенную социальную нишу, освоили профессию, преимущественно в тот период, когда знание языка не являлось приоритетным, и в большинстве случаев в силу возраста и положения перестали быть мобильными. К тому же позицию этой категории населения подтверждает тезис Б. Андерсона о том, что каждому языку свойственна закрытость и для всестороннего его освоения необходимо много времени . Молодое поколение, осознающее конъюнктуру рынка труда и выросшее в условиях постсоветского Казахстана, более подвижно, активно и заинтересовано в изучении государственного языка.

В то же время основными условиями, при которых молодежь в возрасте 18-29 лет осталась бы в Казахстане, является присвоение русскому языку статуса государственного, устранение неблагоприятной экологической обстановки и решение жилищной проблемы. Аналогичным образом определяли для себя условия, при которых они остались бы жить в Казахстане, и представители возрастной группы от 30 до 39 лет. Для устькаменогорцев в возрасте от 50 до 59 лет главными условиями для прежнего проживания в Казахстане являлось повышение уровня благосостояния и решение экологических проблем, среди данной группы наибольшее количество респондентов, которых все устраивало. Для лиц пенсионного возраста (от 60 и старше) важным являлись проблемы повышения благосостояния, улучшения экологической ситуации в городе и гарантирование государством равных прав для всех этнических групп .

Представленные данные свидетельствуют, что г. Усть-Каменогорск является точкой напряжения этнополитического, этноязыкового, этнодемографического пространства, но пока межэтнический конфликт и миграционные настроения носят здесь латентный характер. Аналитические отчеты социологических исследований, которые проводятся акиматом Восточно-Казахстанской области, свидетельствуют о том, что основным источником предполагаемого конфликта служит языковая политика, недовольство населения в отношении дискриминации по этнической принадлежности и отсутствие у русского языка статуса государственного. В отчетах обращено внимание, что результаты прежнего замера были менее выраженными.

Особая ситуация в городе Усть-Каменогорске, в котором большинством населения являются русские, может затруднить введение казахского языка как государственного. Во время полевых исследований было зафиксировано мнение одного из экспертов области об окончательном введении казахского языка в делопроизводство: это может привести к повсеместному внедрению в аппарат управления особого контингента лиц, владеющих языком, но являющихся представителями традиционной сельской культуры. Образованных кадров со знанием казахского языка на все государственные структуры области и города Усть-Каменогорска не хватит. Осуществление таких тенденций может затруднить функционирование государственной структуры управления, снизить культурный уровень городов .

В 1990-е гг. укрепление казахского языка осуществлялось через наращивание его семантического потенциала, внедрение новых терминов, перевод отдельных слов. Казахский язык стал приобретать форму, которая могла бы соответствовать государственному языку. В 1990-е гг. были проведены мероприятия по подготовке квалифицированных кадров, которые могли бы преподавать казахский язык. В результате в начале 2000-х гг. сложились предпосылки для поэтапного внедрения языка в делопроизводство, общественную жизнь.

В целом языковая политика и реакция на проведение мероприятий правительством в рамках данной программы значительно отличаются в Семипалатинске и Усть-Каменогорске. Разница заключается в их этнической специфике. В частности, более спокойное отношение к внедрению казахского языка в делопроизводство в Семипалатинском регионе, где преобладает казахское население, в то время как в русскоязычном Усть-Каменогорске в связи с языковыми процессами очерчивается круг проблем, таких, как нежелание изучать государственный язык, неинформированность населения по поводу перенесения сроков окончательного перевода делопроизводства на казахский язык.

Укрепление статуса и позиций государственного языка в Восточно-Казахстанской области является несомненным фактом, но данные тенденции пока имеют непрочную основу. Проявляется это в некотором уменьшении спроса населения на обучение в национальных школах в начале 2000-х гг. Эту тенденцию можно объяснить как в целом демографическим спадом, так и предпочтением населения обучать детей в смешанных казахско-русских школах, наличием определенных проблем в обучении по медицинским и техническим специальностям на государственном языке, унификацией новообразований казахского языка.

В целом, проявляется озабоченность властей развитием этноязыковых процессов в области, о чем свидетельствуют постоянные социологические замеры настроений устькаменогорцев, семипалатинцев и восточно-казахстанцев в целом. Введение казахского языка как государственного в г. Семипалатинске в начале 2007 г. пока нельзя оценить однозначно, но можно отметить, что языковая политика руководства Казахстана может стать элементом обострения отношений русскоязычного населения и титульного этноса, особенно в Восточно-Казахстанской области, где значительна доля русских (русскоязычных).

Об авторе: Гужвенко Юлия Николаевна – сотрудник учебно-исследовательской лаборатории «Россия и Восток» Барнаульского государственного педагогического университета


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ