Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №170(01.06.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Стенограмма выступления Директора Института стран СНГ, депутата Государственной Думы К.Ф.Затулина на Конференции по статусу русского языка за рубежом, Москва, 29 мая 2007 года

Уважаемые участники конференции! Преимущество разговора во второй части конференции состоит в том, что можно говорить откровенно. По крайней мере, средства массовой информации к этому времени, в основном, покинули заседание.

Тема моего выступления это проблема русского языка в странах СНГ в политическом измерении. Я думаю, что нелишне было бы напомнить и напомнить наиболее авторитетными библейскими словами о том, что такое язык в политическом измерении, как политический инструмент и регулятор общественных отношений. В Книге Бытия, я процитирую:  «И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что они начали делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город».

Вы, конечно, помните, чему была посвящена эта цитата в Библии. Но если ее переложить на нашу с вами ситуацию, то, безусловно, ? отказ от русского языка на всем том историческом пространстве, на котором в течение даже не столетий, а тысячелетие творил и пробовал русский и другие близкие ему народы, означал бы, что мы никогда больше не сможем построить Город ? нашу общую жизнь на этом пространстве.

После распада Советского Союза языковая проблема закономерно вышла на первый план. Хотя  официальная Россия здесь была ни при чем: в течение долгого времени у нас старались не вмешиваться в то, что считали чужим внутренним делом. Еще в начале срока полномочий в нынешней четвертой Государственной Думе, я, например, слышал от одного очень влиятельного своего коллеги по фракции, который позже стал губернатором и покинул Государственную Думу, что, собственно говоря, мы не должны вмешиваться в языковые и другие вопросы соблюдения прав русского населения за рубежом, поскольку люди, живущие в бывших союзных республиках, «сами выбрали свою судьбу». А раз они определились со своим гражданством, ? значит, это их проблемы, которые мы можем обсуждать, но ни в коем случае не вмешиваться. Я очень надеюсь, что, став губернатором, он отказался от такого подхода.

Напомню, что «языковые революции», прокатившиеся по союзным республикам СССР в конце 80-х годов, собственно говоря, и стали преддверием распада и развала общего пространства, общего государства. Отмена государственного статуса русского языка стала основным поводом для отделения Правобережья Днестра от Молдовы и провозглашения Приднестровской Молдавской Республики. Как раз главным на первом этапе до сих пор не урегулированного приднестровского конфликта был спор о языках, вопрос  языкового идентитета и неуемное желание тогдашних молдавских националистов, прорвавшихся к власти, немедленно внедрить в качестве единственного на всем пространстве Молдавской ССР молдавский или, как они уже тогда откровенно говорили, румынский язык.

Вот к чему в современной истории приводит пренебрежение к языку. Приводит к крови.

Если говорить о новом для России  зарубежье, особенно о странах СНГ, то здесь мы сталкиваемся с тем, что зачастую поводом для политического успеха или провала тех или иных политиков и политических сил все больше становятся отношение к русскому языку и другим правам русскоязычного населения. Вы понимаете, что я говорю, прежде всего, о тех странах, в которых существует хоть какой-то демократический избирательный процесс, где от избирателя зависит судьба власти в государстве.

Я напомню, что обещания придать русскому языку статус официального или государственного позволяли побеждать или  служили дополнительным основанием для прихода к власти совершенно разных политиков: Александра Лукашенко, Леонида Кучмы, Владимира Воронина. К этому списку можно прибавить целый ряд других политических деятелей, которые, проявляя, если можно так сказать,  словесную гибкость  в языковом вопросе, порождали надежды и удерживали русскоязычное население в своих странах от выступлений против государства.

Сегодня у нас уже есть возможность подвести промежуточные итоги исполнения этих обещаний. Вы прекрасно знаете, что русский язык в качестве государственного существует только в Республике Беларусь и в качестве официального – только в республике Кыргызстан. Практически во всех других государствах СНГ в конституциях есть то или иное упоминание о русском языке или как о языке межнационального общения или как о языке нацменьшинства. Но нигде на пространстве СНГ русский язык на сегодняшний день не получил того правового и политического статуса, которого он достоин, исходя из той роли, которую продолжает играть повсеместно.

Налицо «ножницы» между реальной востребованностью русского языка и его нарочито приниженным, формальным положением в той или иной стране. Здесь уже говорилось о том, что на фоне директивного сокращения преподавания, многочисленных запретов на применение русского языка в той или иной сфере, – скажем, стопроцентного принудительного перевода на Украине мультфильмов и детских фильмов на украинский язык, – на фоне этих мер, предпринимаемых государственными структурами, общество, рынок реагируют на русский язык совершенно противоположным образом. На Украине и в Грузии, в других странах СНГ теперь гораздо больше русскоязычных изданий, книг, газет и журналов, чем было в советский период. А по тиражу даже сравнивать не приходится.

О чем это говорит? Это говорит только о том, что хотя русский язык официально не признается и выдавливается, в то же самое время он остается необходимым людям. И когда мы сталкиваемся с этим, то должны понимать, что решение этой проблемы вряд ли может свестись просто к проведению конференций, встречам на филологические темы или вопросам языкознания. Отношение к языку – это инструмент политики. В этой ситуации невозможно, преступно  исключать политические методы и средства для подтверждения права русского и любого другого человека писать и говорить по-русски.

Хочу подтвердить потребность в политическом решении проблемы русского языка. По поручению Правительственной комиссии Российской Федерации по делам соотечественников за рубежом наш Институт стран СНГ в конце прошлого года провел масштабные социологические и аналитические исследования положения российской диаспоры в шести ключевых странах СНГ и зонах конфликтов. Опросом были охвачены около 5 тыс. российских соотечественников, в том числе граждане РФ, постоянно проживающие за рубежом. Мы распространили среди участников этой конференции часть уже завершенного исследования, посвященную сравнительному анализу политического и социокультурного самочувствия российской диаспоры в странах СНГ, из которой следует, что соотечественники в разных странах по-разному оценивают политику России и политику руководства своей страны в отношении русскоязычных. Не единообразна и  поддержка, которую, по мнению  опрошенных, следует оказать в этой связи принятию различных мер для улучшения положения. Но совершенно очевидно, что есть два вопроса, которые выделяются нашими соотечественниками в качестве послания «городу и миру» – своей стране и России. Речь идет о необходимости двойного гражданства с Россией, и речь идет об узаконении государственности русского языка в своей стране. Для того чтобы самочувствие русскоязычных, российской диаспоры повысилось, эти два вопроса играют определяющую роль.

Вопрос о двойном гражданстве важен для 75,4% опрошенных соотечественников в Молдавии, 70,4 % ? в Киргизии, 54,8% ? на Украине, 53,4% ? в Казахстане, 43,4% ? в Белоруссии.  В необходимости  введения государственного статуса для русского языка убеждены 79,6% соотечественников в Молдавии, 61,3 – на Украине, 54,9% – в Казахстане, 45% ? в Киргизии и  чуть более 18% ? в Белоруссии. Как видите, в Киргизии, которая охвачена политическим кризисом и фактически балансирует на грани полураспада, для русскоязычных паспорт сейчас важнее, чем язык. А на Украине, вопреки всему, что говорят и пишут официальные украинские СМИ, государственность русского языка ? приоритет перед всем остальным. В Белоруссии, как мы знаем, проблем с русским языком нет или почти нет. 

Хотя тема нашей конференции – русский язык, не могу не сказать несколько слов о двойном гражданстве.  К моему большому огорчению, во властных структурах Российской Федерации не распространено  должное понимание значимости двойного гражданства для судьбы соотечественников за рубежом. Нет понимания, что дело не столько в получении дополнительной возможности манипулировать своим двойным гражданским статусом, сколько в обретении уверенности в себе, которая и есть главное препятствие процессу измельчания, растворения и ассимиляции русского человека в инородной среде. Признавая, в соответствии с Конституцией, право на двойное гражданство, наше законодательство и правоприменительная практика сориентированы в другом направлении. Все усилия сосредоточены на укреплении института гражданства Российской Федерации, что я, конечно, не могу не поддерживать. Но при этом абсолютно недоразвитым в России являются не только механизм двойного гражданства, но и допускаемые нашим законодательством с большим скрипом упрощенные схемы принятия российского гражданства нашими соотечественниками.  Я хочу анонсировать  тот факт, что только что, сегодня, внес в Государственную Думу законопроект о поправках к Федеральному закону «О гражданстве Российской Федерации», по которому упрощенное получение гражданства Российской Федерации должно предоставляться тем, кто был гражданином Советского Союза  и переехал в Россию без ограничения во времени. Сейчас такое ограничение есть – до 1 января 2008 года. Я предлагаю снять это ограничение. Мы, в России, уверен, заинтересованы в том, чтобы русский человек, находясь за пределами Российской Федерации, имел этот дополнительный аргумент в защиту своих прав ? заграничный паспорт российского гражданина. Мы должны развивать эту практику, а не сокращать и ограничивать ее.

Но вернемся к проблемам русского языка. Здесь, я думаю, нет никакого другого изобретения, кроме как действовать,  защищая права русского языка на пространстве бывшего Советского Союза двумя руками. Одна рука, ? и это главное, безусловно, ? это активность и способность русских и русскоязычных  общин в странах СНГ и Прибалтики добиться существенного улучшения или, по крайней мере, не ухудшения в дальнейшем положения с русским образованием и с применением русского языка в своей стране. Ничего другого нет, кроме как использовать для этого необходимые способы, которые предоставляются в рамках той или иной конституции и законов.

Вторая рука в защите статуса русского языка на постсоветском пространстве ? это, конечно, сама Российская Федерация и ее возможности. Я думаю, что вы все успели убедиться, что в самых высоких государственных сферах и в руководстве нашего Правительства проблема статуса русского языка услышана, она воспринята, и наши руководители научились к сегодняшнему дню ее озвучивать.

Год русского языка – подтверждение тому, что в России эту тему ставят в число важных. Однако мы не видим увязки наших взаимоотношений со странами СНГ с тем, как там относятся к русскому языку и населению. Это, к сожалению, при большом уважении ко всем нам, представителям федеральных властей, остается в стороне от реальной политики. На прошлой неделе, например, в Министерстве регионального развития РФ собиралась группа, которая должна обеспечивать работу гуманитарной подкомиссии в рамках комиссии Ющенко-Путин. Люди, которым поручено этим заниматься, абсолютно не готовы к тому, чтобы на переговорах с Украиной вести себя наступательно, обращая внимание на то, что там происходит с русским языком. Российские чиновники сводят свою задачу к развитию украинского языка в России. Вы знаете, что в Договоре, заключенном в 1997 году между Украиной и Россией, есть пункт, формально устанавливающий паритет между уровнем поддержки украинского языка в России и русского ? на Украине.

Согласие тогдашних российских властей на уравнивание проблем русского языка на Украине с вопросами украинского языка в России может объясняться либо полным безголовьем, либо полнейшим непониманием существа вопроса. Украинскому языку в России можно и нужно содействовать, но разве в России существует реальная проблема украинского языка на политическом, общегосударственном уровне? Правительство Москвы, к примеру, содержит и украинские школы, и украинскую библиотеку. Но построить такое же количество школ в Москве с украинским языком обучения для украинцев, как это  необходимо в Киеве для того, чтобы там русские имели свои школы, ? это просто издевательская задача. Для  подавляющего большинства украинцев в России русский является родным языком, в котором они не могут и не хотят отказывать своим детям.

Мы в Российской Федерации, мне кажется, должны понять, наконец, что только тогда можем помочь сохранению русского языка в странах СНГ и Прибалтики, если всю гамму наших взаимоотношений  с той или иной страной – политических, экономических, культурных, военных и всяких иных ? будем строить в зависимости от того, каким образом в этой стране уважают или, наоборот, не уважают права русского языка и русского человека. Я думаю, что в этом году, который объявлен Годом русского языка, Президенту, Правительству и Федеральному Собранию Российской Федерации нужно подписаться под  Декларацией о поддержке и защите русского языка, в которой провозгласить, что Россия будет относиться к тем или иным государствам так, как они относятся к русскому языку и русскому населению на своей территории.

У нас наступает полоса выборов. Государственная Дума и Президент Российской Федерации  будут переизбираться. Тем более важно подчеркнуть, что Президент Владимир Путин оставит как наказ новому президенту. Федеральное собрание перед выборами в Нижнюю палату вместе с Президентом должны выпустить этот документ, который необходим в неменьшей степени, чем традиционное президентское послание Федеральному собранию.  И в этой Декларации вопрос о русском языке в новом зарубежье должен  прозвучать как серьезный политический вопрос.

Я думаю, что мы не можем сегодня похвалиться – ни Федеральное собрание, ни Министерство иностранных дел – тем, как воспринимают наши умудренные телевизионным опытом  российские СМИ, задачу пропаганды изучения русского языка. У нас чего только не происходит на ОРТ и на РТР, на НТВ (я говорю только о трех ведущих каналах, которые принимают на пространстве СНГ). Послушайте, все что угодно рекламируется, начиная от памперсов и заканчивая Ксений Собчак, но русский язык никогда не был предметом рекламы русского телевидения за пределами Российской Федерации. Известно, что люди, которые зарабатывают огромные деньги на всяких  «Ночных дозорах», палец о палец не хотят ударить, чтобы сделать программу о соотечественниках или о русском языке. И никто из них ни копейки не потратил на то, чтобы на наших телеканалах вышел хотя бы один ролик, который на Евровидении, говоря о необходимости изучения английского языка, показывают периодически. И так все вокруг изучают английский и, тем не менее, Би-Би-Си считает своим долгом его пропагандировать. Почему мы этого не делаем? Почему у нас сейчас на очереди принятие трехлетнего бюджета ? и ни одной строчки, закладывающей в бюджет пропаганду русского языка или программы изучения русского языка за рубежом? Нужна специальная работа по пропаганде и изучению русского. Нужно публично говорить о необходимости русского языка для современного человека, по крайней мере, в СНГ и Прибалтике.

Я думаю, что мы с вами, конечно, в этом отношении абсолютные союзники. Что не только соотечественники за рубежом, но и мы здесь, в России, ратуем за сохранение русского языка.  Безусловно, мы должны сегодня быть особенно внимательными к тому, как к русскому языку относятся в странах, где русские и русскоязычные составляют значительную часть населения. И хочу подчеркнуть: своим выступлением в поддержку русского языка и русскоязычного населения за границей, мы, в России, не претендуем на ответные комплименты нашей внешней и внутренней политике, не ищем способов сколотить «пятую колонну». Напротив, мы считаем, что поднятие статуса русского языка, узаконение его реальной роли в новых независимых государствах, позволит русским в этих странах перестать быть статистами чужого национального самоопределения, даст им возможность внести достойный вклад в развитие Украины и Казахстана, Латвии и Молдовы. Не говоря уже о том, какие возможности будут сохранены и для всех остальных, нерусских.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ