Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №170(01.06.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

Русский язык. Образование. Культура



О русском языке замолвили слово

А.Докучаева

В соответствии с планами Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом 29-30 мая в Москве прошла международная Конференция о статусе русского языка.  На конференцию были приглашены  53 человека из дальнего и ближнего зарубежья, и более 30 представителей российских ведомств и организаций.  В работе конференции принял участие и Институт стран СНГ. Доклад директора Института, депутата государственной Думы К.Ф.Затулина был включен в программу пленарного заседания. Для участников конференции были подготовлены итоговые материалы из аналитического доклада по результатам мониторинга, проведенного осенью 2006 года Институтом стран СНГ по заказу МИД России,  «Диаспоры народов России в странах СНГ». Соотечественники также получили  книгу «В помощь российскому соотечественнику за рубежом. (Справочное издание)», которая по заказу МИДа была подготовлена и издана в 2007 году Институтом стран СНГ. 

Открыл конференцию своим выступлением Председатель Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Викторович Лавров. Председатель Оргкомитета Года русского языка, первый вице-премьер Д.А.Медведев зачитал приветствие, направленное президентом России В.В.Путиным. В своем докладе Д.А.Медведев уверил собравшихся, что у нашей страны сегодня «достаточно ресурсов и возможностей для укрепления статуса русского языка в мире и решения проблем, с которыми сталкиваются русскоязычные граждане стран ближнего и дальнего зарубежья».  Он также сообщил, что знаком с существованием  проблем у наших соотечественников и у тех, кто  хотел бы изучать или учиться на русском языке. "Русский язык по праву считается одним из общих достояний народов Содружества, и он по сей день является естественной базой для дальнейшего укрепления наших межгосударственных и человеческих отношений, - сказал Медведев. - Роль русского языка невозможно переоценить. Его считают родным около 130 миллионов граждан России и 30 миллионов человек в близком и дальнем зарубежье. Свыше 114 миллионов владеют русским языком как вторым, или знают его как иностранный. Таким образом, почти треть миллиарда людей на планете говорит на русском языке. Фактически это и есть так называемый русский мир". Руководство страны не отрицает, что в самой  России также существуют проблемы с русским языком. У первого вице-премьера есть понимание того, что Россия явно отстает от стран,  где осознали значение языка как консолидирующего общество фактора.; и многое еще надо делать, чтобы укреплять позиции русского языка и в стране, и в мире.

О деятельности российских вузов за рубежом и о возможностях для соотечественников учебы в российских вузах рассказала помощник президента России Д.Р.Поллыева. Она призвала соотечественников активней отстаивать свое право льготного поступления в российские вузы, а если будут вопросы, то «теребить» Минобрнауки.  Процесс гуманитарного сотрудничества между странами СНГ продвигается, затрагивает он и сферу образования.

О проблемах, связанных с реальным функционированием русского языка, говорили представители Украины, Казахстана, Эстонии, Молдавии, Туркмении, Киргизии, Узбекистана, Армении, прибалтийских республик, руководители общественных организаций соотечественников, школ русского языка из стран Европы.  В дискуссии принимали участие русисты из Франции, Грузии, Германии, которые хоть и не относят себя к российским соотечественникам, но любят русский язык, ценят русскую литературу и культуру.  Своим опытом сохранеия русского языка поделился представитель липован из Румынии.

Выступили на конференции политики и общественные деятели России, представители Минобрнауки, Минкультуры, руководитель Департамента международных связей Правительства Москвы Г.Л.Мурадов. О важнейшем событии для Русского мира – решении о единении Русской Церкви Московского Патриархата и Русской зарубежной церкви - говорил секретарь Отдела внешних церковных связей протоиерей Н.Балашов. Аплодисментами  также были встречены выступления Члена Общественной палаты Российской Федерации В.А.Никонова, депутата Государственной Думы К.Ф.Затулина.

Для расширения Русского мира Россия должна пойти на разрешение двойного гражданства, считает  В.А.Никонов. Этого  наши соотечественники ждут все 16 лет  после распада СССР, и зал с благодарностью среагировал, услышав от россиянина поддержку своим ожиданиям.

Тема российского гражданства для соотечественников была продолжена К.Ф.Затулиным, который сообщил,  что в утро открытия конференции он внес в Госдуму законопроект с поправкой в закон «О гражданстве РФ». Сейчас для граждан бывшего СССР, переехавших жить в Россию из бывших союзных республик существует упрощенный порядок приобретения российского гражданства. Но он действует только до 1 января 2008 года. Внесенная поправка снимает ограничение по сроку действия этой статьи и оставляет шанс нашим соотечественникам, стремящимся на Родину, легализоваться по облегченной схеме и после окончания этого года. К.Ф.Затулин процитировал результаты мониторинга, который проведен Институтом стран СНГ осенью 2006 года. Исследование показало, что для соотечественников из Казахстана, Украины, Киргизии, Армении. Молдавии важнейшими являются решения вопросов о двойном гражданстве с Россией и о придании русскому языку статуса государственного. Актуальным политическим аспектам статуса русского языка в странах СНГ и посвятил свое выступление К.Ф.Затулин.  Он обратил внимание на то, что язык является острым политическим инструментом, что ярко проявилось при развале СССР, а значит - для защиты русского языка нужны политические  методы. Он предложил конференции обратиться к Президенту, Федеральному Собранию с просьбой, чтобы в связи с проводимым Годом русского языка руководство страны выступило с декларацией. В этой  декларации в качестве политического наказа будущей Думе и новому президенту России  должен быть провозглашен принцип, которым будет руководствоваться Российская Федерация в отношениях с нашими ближними соседями: увязывать политические, военные, экономические, гуманитарные отношения с этими государствами с тем, как соблюдаются там права наших соотечественников, как обеспечено полноценное функционирование русского языка. 

К.Ф.Затулин также поднял вопрос о полной отстраненности наших средств массовой информации от  работы по поддержке русского языка. Нужен радикальный пересмотр информационной политики России. И проведение Года русского языка - это замечательный повод, который должен быть использован, чтобы поставить наши крупнейшие теле- и радиоканалы на службу защиты  и пропаганды русского языка как у нас в стране, так и за рубежом.  

На конференции говорили о привлечении к поддержке русского языка российского бизнеса, имеющего интересы за границей, «русскоязычных» деловых людей, которые, живя за пределами России, должны бы быть заинтересованы в сохранении русского языка.  Был поддержан тезис К.Ф.Затулина, что  в работу по защите, поддержке русского языка, русской культуры необходимо вовлекать не только официальные российские структуры, такие, как Росзарубежцентр, например, или Дома Москвы, но и отделения российских некоммерческих организаций, которые могут открываться за рубежом. В который раз напоминали о необходимости распространения опыта таких неправительственных организаций, как институт Гете, работающий по распространению и поддержке немецкого языка, или франкофонных обществ, имеющих разветвленную сеть по всему миру.

Конечно, без активных действий самих соотечественников никто не сможет отстоять их право на полноценное использование русского языка. Но немало зависит и от позиции России. На ней лежит ответственность за сохранение Русского мира.

Однако не обошлось и без острой дискуссии. Она разгорелась на секции, посвященной статусу русского языка. На этой секции одессит В.Кауров рассказал о массовых акциях в поддержку официального статуса русского языка в Малороссии, проходивших под лозунгом «Я говорю по-русски». Результатом их стало решение Одесского горсовета об официальном статусе русского языка как регионального в г.Одессе. Его оппонентом выступил В.Казарин, вице-губернатор г.Севастополя Он категорически против политизации вопроса о языке и считает, что России нельзя вмешиваться во внутренние дела соседей и ставить в зависимость от статуса русского языка межгосударственные отношения. «Если поступать так, как призывает Затулин, то загоним себя в резервацию» - считает высокопоставленный крымский чиновник. Он заявил, что в Крыму нет проблем с русскими школами и русским языком, и этого добились сами крымчане. Ему резко возразил киевлянин В.Корнилов, который напомнил, что в Киеве, русскоязычном городе, 25% жителей хотят учить своих детей в русских школах, но имеют такую возможность только 1%. Это результат целенаправленной политики по дерусификации Украины. Русский язык на Украине – это политический индикатор. Если Россия не хочет иметь русофобского соседа, которого готовят из Украины, она должна помогать защитникам русского языка. Надо сказать, что позиция В.Казарина не получила поддержки. Наверно, почувствовав это, он не пришел на конференцию на следующий день.

Два дня работы конференции завершились обсуждением рекомендаций, выработанных на секциях, и резолюции конференции. Документов в окончательной редакции не принимали. Их доработает редакционная группа, после чего - опубликуют. Рекомендации различным ведомствам и организациям, выработанные на секциях, будут  обсуждены на июньском заседании Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом и разосланы адресатам.

В следующих  номерах Информационного бюллетеня   будет продолжена публикация материалов прошедшей конференции.

Материалы конференции можно также найти на сайтах российских соотечественников: http://eursa.org/, http://www.otechestvo.org.ua/, http://russians.kz/, http://www.rdu.org.ua/




Приветствие Президента России В.В.Путина участникам и гостям международной Конференции по статусу русского языка за рубежом

http://president.kremlin.ru/t 

Приветствую участников и гостей конференции.  

Это масштабное и значимое мероприятие объединяет политических деятелей, ученых и преподавателей, работников русскоязычных средств массовой информации из разных стран - всех, кому близки и дороги понятия “русский мир” и “русское слово”.

Знаменательно, что ваш форум проходит в Год русского языка - языка межнационального общения, ставшего общим достоянием многих народов, подлинного хранителя великих достижений культуры человечества. И потому большого уважения и искренней признательности заслуживают усилия, предпринимаемые нашими соотечественниками в поддержку, сохранение и повышение статуса русского языка и в первую очередь - в странах и регионах, где русскоязычная диаспора составляет значительную часть населения.

Убежден, что работа конференции, предложения и идеи, выдвинутые ее участниками, будут способствовать духовному, культурному взаимообогащению России и стран проживания наших соотечественников.

Желаю вам успехов и всего самого доброго.

В.Путин




Стенограмма выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Конференции по статусу русского языка за рубежом, Москва, 29 мая 2007 года

http://www.mid.ru/

Уважаемые коллеги, друзья,  дамы и господа,  искренне рад приветствовать всех участников и гостей Конференции. Спасибо, что вы откликнулись на приглашение.

На повестке дня - важнейший социальный и политический вопрос о статусе русского языка за рубежом, который сегодня волнует как наших соотечественников вдали от Родины, так и российское общество.

У нас в стране лично Президентом и Правительством уделяется внимание развитию русского языка. Вы знаете, что этот год объявлен Годом русского языка в России и в мире. В эту работу вовлечены как федеральные органы законодательной и исполнительной власти, так и российские регионы, СМИ, да и по сути дела, в широком смысле, культурный и научный потенциал России. В рамках Года русского языка проводится серия мероприятий в поддержку различных форм изучения русского языка за рубежом. Оргкомитет возглавляет присутствующий здесь Первый заместитель Председателя Правительства Д.А.Медведев. Под его руководством наша программа, которая была одобрена для этого года, реализуется, по крайней мере, на сегодняшний момент, в полном объеме. Так мы будем работать и впредь.

Укреплению позиций русского языка и в целом влиянию русской культуры способствует практика проведения годов России в зарубежных странах, которые мы с нашими партнерами организуем на регулярной основе. Работает Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом. В минувшем году при ее поддержке прошла серия “круглых столов” по статусу русского языка в странах СНГ и Прибалтики. Рассчитываем, что сегодня их участники поделятся оценками и выводами, которые были там согласованы. Это поможет нам наметить план дальнейших действий.

У нас в России действует Программа работы с соотечественниками за рубежом на 2006-2008 годы, в рамках которой осуществляются поставки научной, художественной, методической литературы, поддержка русских театров, переподготовка преподавателей. Соотечественникам предоставляется возможность подписаться на российскую и местную русскоязычную периодику.

В нынешнем году реализуется ряд крупных инициатив, включая проект “100 библиотек”, исследование “Кто есть кто в русском зарубежье”, издание книг о россиянах, которые проживали и проживают за рубежом. Начинается издание трех региональных журналов. Один – для Прибалтики, один – для Центральной Азии и один – для дальнего зарубежья. Планируется выпуск отдельного журнала для Закавказья.

Огромным потенциалом обладают российские регионы. Я уже говорил об этом. Хотел бы отметить вклад Правительства Москвы по налаживанию сотрудничества с соотечественниками в учебной, образовательной и культурной сферах. Ю.М.Лужков недавно вновь подтвердил готовность и намерение Москвы наращивать свой вклад в эту работу. Хорошие заделы созданы Санкт-Петербургом, Татарстаном, включаются Московская область и еще два-три региона. Конечно, этого недостаточно. Но мы исходим из того, что одной из важных задач является поощрение регионов к активному использованию имеющихся у них возможностей. Еще один резерв, который необходимо активно использовать, - поддержка русского языка, культуры, русскоязычных СМИ российскими экономическими операторами, которые осваивают соответствующие иностранные рынки, а также зарубежным “русским” бизнесом. Здесь, думаю, также ваши подсказки и пожелания смогут помочь в нашей дальнейшей работе.

Со своей стороны добиваемся скорейшего открытия представительств Росзарубежцентров в тех государствах СНГ и Балтии, где их пока еще нет, стремимся активизировать действующие центры и создавать их филиалы. Все это необходимо, чтобы защищать и статус русского языка, и применительную практику в отношении русского языка. Мы знаем о сохраняющихся в отдельных странах ограничениях на его использование и в образовании, и в СМИ, и в делопроизводстве. Но, повторяю, что даже в тех странах, где таких ограничений нет, статус русского языка является для наших соотечественников одной из первейших проблем. Лично убеждаюсь в этом, когда встречаюсь с организациями соотечественников в ходе своих зарубежных поездок. Поэтому мы будем вам активно помогать и далее, выстраивать взвешенный диалог с властями стран пребывания, отстаивать ваши языковые, культурные и другие законные интересы.




Стенограмма выступления Директора Института стран СНГ, депутата Государственной Думы К.Ф.Затулина на Конференции по статусу русского языка за рубежом, Москва, 29 мая 2007 года

Уважаемые участники конференции! Преимущество разговора во второй части конференции состоит в том, что можно говорить откровенно. По крайней мере, средства массовой информации к этому времени, в основном, покинули заседание.

Тема моего выступления это проблема русского языка в странах СНГ в политическом измерении. Я думаю, что нелишне было бы напомнить и напомнить наиболее авторитетными библейскими словами о том, что такое язык в политическом измерении, как политический инструмент и регулятор общественных отношений. В Книге Бытия, я процитирую:  «И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что они начали делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город».

Вы, конечно, помните, чему была посвящена эта цитата в Библии. Но если ее переложить на нашу с вами ситуацию, то, безусловно, ? отказ от русского языка на всем том историческом пространстве, на котором в течение даже не столетий, а тысячелетие творил и пробовал русский и другие близкие ему народы, означал бы, что мы никогда больше не сможем построить Город ? нашу общую жизнь на этом пространстве.

После распада Советского Союза языковая проблема закономерно вышла на первый план. Хотя  официальная Россия здесь была ни при чем: в течение долгого времени у нас старались не вмешиваться в то, что считали чужим внутренним делом. Еще в начале срока полномочий в нынешней четвертой Государственной Думе, я, например, слышал от одного очень влиятельного своего коллеги по фракции, который позже стал губернатором и покинул Государственную Думу, что, собственно говоря, мы не должны вмешиваться в языковые и другие вопросы соблюдения прав русского населения за рубежом, поскольку люди, живущие в бывших союзных республиках, «сами выбрали свою судьбу». А раз они определились со своим гражданством, ? значит, это их проблемы, которые мы можем обсуждать, но ни в коем случае не вмешиваться. Я очень надеюсь, что, став губернатором, он отказался от такого подхода.

Напомню, что «языковые революции», прокатившиеся по союзным республикам СССР в конце 80-х годов, собственно говоря, и стали преддверием распада и развала общего пространства, общего государства. Отмена государственного статуса русского языка стала основным поводом для отделения Правобережья Днестра от Молдовы и провозглашения Приднестровской Молдавской Республики. Как раз главным на первом этапе до сих пор не урегулированного приднестровского конфликта был спор о языках, вопрос  языкового идентитета и неуемное желание тогдашних молдавских националистов, прорвавшихся к власти, немедленно внедрить в качестве единственного на всем пространстве Молдавской ССР молдавский или, как они уже тогда откровенно говорили, румынский язык.

Вот к чему в современной истории приводит пренебрежение к языку. Приводит к крови.

Если говорить о новом для России  зарубежье, особенно о странах СНГ, то здесь мы сталкиваемся с тем, что зачастую поводом для политического успеха или провала тех или иных политиков и политических сил все больше становятся отношение к русскому языку и другим правам русскоязычного населения. Вы понимаете, что я говорю, прежде всего, о тех странах, в которых существует хоть какой-то демократический избирательный процесс, где от избирателя зависит судьба власти в государстве.

Я напомню, что обещания придать русскому языку статус официального или государственного позволяли побеждать или  служили дополнительным основанием для прихода к власти совершенно разных политиков: Александра Лукашенко, Леонида Кучмы, Владимира Воронина. К этому списку можно прибавить целый ряд других политических деятелей, которые, проявляя, если можно так сказать,  словесную гибкость  в языковом вопросе, порождали надежды и удерживали русскоязычное население в своих странах от выступлений против государства.

Сегодня у нас уже есть возможность подвести промежуточные итоги исполнения этих обещаний. Вы прекрасно знаете, что русский язык в качестве государственного существует только в Республике Беларусь и в качестве официального – только в республике Кыргызстан. Практически во всех других государствах СНГ в конституциях есть то или иное упоминание о русском языке или как о языке межнационального общения или как о языке нацменьшинства. Но нигде на пространстве СНГ русский язык на сегодняшний день не получил того правового и политического статуса, которого он достоин, исходя из той роли, которую продолжает играть повсеместно.

Налицо «ножницы» между реальной востребованностью русского языка и его нарочито приниженным, формальным положением в той или иной стране. Здесь уже говорилось о том, что на фоне директивного сокращения преподавания, многочисленных запретов на применение русского языка в той или иной сфере, – скажем, стопроцентного принудительного перевода на Украине мультфильмов и детских фильмов на украинский язык, – на фоне этих мер, предпринимаемых государственными структурами, общество, рынок реагируют на русский язык совершенно противоположным образом. На Украине и в Грузии, в других странах СНГ теперь гораздо больше русскоязычных изданий, книг, газет и журналов, чем было в советский период. А по тиражу даже сравнивать не приходится.

О чем это говорит? Это говорит только о том, что хотя русский язык официально не признается и выдавливается, в то же самое время он остается необходимым людям. И когда мы сталкиваемся с этим, то должны понимать, что решение этой проблемы вряд ли может свестись просто к проведению конференций, встречам на филологические темы или вопросам языкознания. Отношение к языку – это инструмент политики. В этой ситуации невозможно, преступно  исключать политические методы и средства для подтверждения права русского и любого другого человека писать и говорить по-русски.

Хочу подтвердить потребность в политическом решении проблемы русского языка. По поручению Правительственной комиссии Российской Федерации по делам соотечественников за рубежом наш Институт стран СНГ в конце прошлого года провел масштабные социологические и аналитические исследования положения российской диаспоры в шести ключевых странах СНГ и зонах конфликтов. Опросом были охвачены около 5 тыс. российских соотечественников, в том числе граждане РФ, постоянно проживающие за рубежом. Мы распространили среди участников этой конференции часть уже завершенного исследования, посвященную сравнительному анализу политического и социокультурного самочувствия российской диаспоры в странах СНГ, из которой следует, что соотечественники в разных странах по-разному оценивают политику России и политику руководства своей страны в отношении русскоязычных. Не единообразна и  поддержка, которую, по мнению  опрошенных, следует оказать в этой связи принятию различных мер для улучшения положения. Но совершенно очевидно, что есть два вопроса, которые выделяются нашими соотечественниками в качестве послания «городу и миру» – своей стране и России. Речь идет о необходимости двойного гражданства с Россией, и речь идет об узаконении государственности русского языка в своей стране. Для того чтобы самочувствие русскоязычных, российской диаспоры повысилось, эти два вопроса играют определяющую роль.

Вопрос о двойном гражданстве важен для 75,4% опрошенных соотечественников в Молдавии, 70,4 % ? в Киргизии, 54,8% ? на Украине, 53,4% ? в Казахстане, 43,4% ? в Белоруссии.  В необходимости  введения государственного статуса для русского языка убеждены 79,6% соотечественников в Молдавии, 61,3 – на Украине, 54,9% – в Казахстане, 45% ? в Киргизии и  чуть более 18% ? в Белоруссии. Как видите, в Киргизии, которая охвачена политическим кризисом и фактически балансирует на грани полураспада, для русскоязычных паспорт сейчас важнее, чем язык. А на Украине, вопреки всему, что говорят и пишут официальные украинские СМИ, государственность русского языка ? приоритет перед всем остальным. В Белоруссии, как мы знаем, проблем с русским языком нет или почти нет. 

Хотя тема нашей конференции – русский язык, не могу не сказать несколько слов о двойном гражданстве.  К моему большому огорчению, во властных структурах Российской Федерации не распространено  должное понимание значимости двойного гражданства для судьбы соотечественников за рубежом. Нет понимания, что дело не столько в получении дополнительной возможности манипулировать своим двойным гражданским статусом, сколько в обретении уверенности в себе, которая и есть главное препятствие процессу измельчания, растворения и ассимиляции русского человека в инородной среде. Признавая, в соответствии с Конституцией, право на двойное гражданство, наше законодательство и правоприменительная практика сориентированы в другом направлении. Все усилия сосредоточены на укреплении института гражданства Российской Федерации, что я, конечно, не могу не поддерживать. Но при этом абсолютно недоразвитым в России являются не только механизм двойного гражданства, но и допускаемые нашим законодательством с большим скрипом упрощенные схемы принятия российского гражданства нашими соотечественниками.  Я хочу анонсировать  тот факт, что только что, сегодня, внес в Государственную Думу законопроект о поправках к Федеральному закону «О гражданстве Российской Федерации», по которому упрощенное получение гражданства Российской Федерации должно предоставляться тем, кто был гражданином Советского Союза  и переехал в Россию без ограничения во времени. Сейчас такое ограничение есть – до 1 января 2008 года. Я предлагаю снять это ограничение. Мы, в России, уверен, заинтересованы в том, чтобы русский человек, находясь за пределами Российской Федерации, имел этот дополнительный аргумент в защиту своих прав ? заграничный паспорт российского гражданина. Мы должны развивать эту практику, а не сокращать и ограничивать ее.

Но вернемся к проблемам русского языка. Здесь, я думаю, нет никакого другого изобретения, кроме как действовать,  защищая права русского языка на пространстве бывшего Советского Союза двумя руками. Одна рука, ? и это главное, безусловно, ? это активность и способность русских и русскоязычных  общин в странах СНГ и Прибалтики добиться существенного улучшения или, по крайней мере, не ухудшения в дальнейшем положения с русским образованием и с применением русского языка в своей стране. Ничего другого нет, кроме как использовать для этого необходимые способы, которые предоставляются в рамках той или иной конституции и законов.

Вторая рука в защите статуса русского языка на постсоветском пространстве ? это, конечно, сама Российская Федерация и ее возможности. Я думаю, что вы все успели убедиться, что в самых высоких государственных сферах и в руководстве нашего Правительства проблема статуса русского языка услышана, она воспринята, и наши руководители научились к сегодняшнему дню ее озвучивать.

Год русского языка – подтверждение тому, что в России эту тему ставят в число важных. Однако мы не видим увязки наших взаимоотношений со странами СНГ с тем, как там относятся к русскому языку и населению. Это, к сожалению, при большом уважении ко всем нам, представителям федеральных властей, остается в стороне от реальной политики. На прошлой неделе, например, в Министерстве регионального развития РФ собиралась группа, которая должна обеспечивать работу гуманитарной подкомиссии в рамках комиссии Ющенко-Путин. Люди, которым поручено этим заниматься, абсолютно не готовы к тому, чтобы на переговорах с Украиной вести себя наступательно, обращая внимание на то, что там происходит с русским языком. Российские чиновники сводят свою задачу к развитию украинского языка в России. Вы знаете, что в Договоре, заключенном в 1997 году между Украиной и Россией, есть пункт, формально устанавливающий паритет между уровнем поддержки украинского языка в России и русского ? на Украине.

Согласие тогдашних российских властей на уравнивание проблем русского языка на Украине с вопросами украинского языка в России может объясняться либо полным безголовьем, либо полнейшим непониманием существа вопроса. Украинскому языку в России можно и нужно содействовать, но разве в России существует реальная проблема украинского языка на политическом, общегосударственном уровне? Правительство Москвы, к примеру, содержит и украинские школы, и украинскую библиотеку. Но построить такое же количество школ в Москве с украинским языком обучения для украинцев, как это  необходимо в Киеве для того, чтобы там русские имели свои школы, ? это просто издевательская задача. Для  подавляющего большинства украинцев в России русский является родным языком, в котором они не могут и не хотят отказывать своим детям.

Мы в Российской Федерации, мне кажется, должны понять, наконец, что только тогда можем помочь сохранению русского языка в странах СНГ и Прибалтики, если всю гамму наших взаимоотношений  с той или иной страной – политических, экономических, культурных, военных и всяких иных ? будем строить в зависимости от того, каким образом в этой стране уважают или, наоборот, не уважают права русского языка и русского человека. Я думаю, что в этом году, который объявлен Годом русского языка, Президенту, Правительству и Федеральному Собранию Российской Федерации нужно подписаться под  Декларацией о поддержке и защите русского языка, в которой провозгласить, что Россия будет относиться к тем или иным государствам так, как они относятся к русскому языку и русскому населению на своей территории.

У нас наступает полоса выборов. Государственная Дума и Президент Российской Федерации  будут переизбираться. Тем более важно подчеркнуть, что Президент Владимир Путин оставит как наказ новому президенту. Федеральное собрание перед выборами в Нижнюю палату вместе с Президентом должны выпустить этот документ, который необходим в неменьшей степени, чем традиционное президентское послание Федеральному собранию.  И в этой Декларации вопрос о русском языке в новом зарубежье должен  прозвучать как серьезный политический вопрос.

Я думаю, что мы не можем сегодня похвалиться – ни Федеральное собрание, ни Министерство иностранных дел – тем, как воспринимают наши умудренные телевизионным опытом  российские СМИ, задачу пропаганды изучения русского языка. У нас чего только не происходит на ОРТ и на РТР, на НТВ (я говорю только о трех ведущих каналах, которые принимают на пространстве СНГ). Послушайте, все что угодно рекламируется, начиная от памперсов и заканчивая Ксений Собчак, но русский язык никогда не был предметом рекламы русского телевидения за пределами Российской Федерации. Известно, что люди, которые зарабатывают огромные деньги на всяких  «Ночных дозорах», палец о палец не хотят ударить, чтобы сделать программу о соотечественниках или о русском языке. И никто из них ни копейки не потратил на то, чтобы на наших телеканалах вышел хотя бы один ролик, который на Евровидении, говоря о необходимости изучения английского языка, показывают периодически. И так все вокруг изучают английский и, тем не менее, Би-Би-Си считает своим долгом его пропагандировать. Почему мы этого не делаем? Почему у нас сейчас на очереди принятие трехлетнего бюджета ? и ни одной строчки, закладывающей в бюджет пропаганду русского языка или программы изучения русского языка за рубежом? Нужна специальная работа по пропаганде и изучению русского. Нужно публично говорить о необходимости русского языка для современного человека, по крайней мере, в СНГ и Прибалтике.

Я думаю, что мы с вами, конечно, в этом отношении абсолютные союзники. Что не только соотечественники за рубежом, но и мы здесь, в России, ратуем за сохранение русского языка.  Безусловно, мы должны сегодня быть особенно внимательными к тому, как к русскому языку относятся в странах, где русские и русскоязычные составляют значительную часть населения. И хочу подчеркнуть: своим выступлением в поддержку русского языка и русскоязычного населения за границей, мы, в России, не претендуем на ответные комплименты нашей внешней и внутренней политике, не ищем способов сколотить «пятую колонну». Напротив, мы считаем, что поднятие статуса русского языка, узаконение его реальной роли в новых независимых государствах, позволит русским в этих странах перестать быть статистами чужого национального самоопределения, даст им возможность внести достойный вклад в развитие Украины и Казахстана, Латвии и Молдовы. Не говоря уже о том, какие возможности будут сохранены и для всех остальных, нерусских.




Русский мир: смысл и стратегии

Год русского языка, которым 2007- объявлен специальным Указом Президента России, подходит к средине, и мероприятия, связанные с ним, набирают числом и охватом проблематики.  Май месяц был богат на конференции, круглые столы, посвященные русскому языку, Русскому миру. Выше размещена информация о Международной конференции, которую 29-30 мая провел МИД России.  24  мая в Библиотеке-фонде «Русское зарубежье» прошла конференция «Русский язык и русский мир». 30  мая Федерация мира и согласия провела Круглый стол «Место русского языка в современном мире». 28 мая Фонд «Единство  во имя России» провел обсуждение специально подготовленного для состоявшейся дискуссии доклада В.А.Тишкова, директора Института этнологии и антропологии РАН, члена Общественной палаты России:  «Русский мир: смысл и стратегии». Представляем его читателям Информационно-аналитического бюллетеня и ждем откликов, которые также разместим в следующих выпусках.


Русский мир: смысл и стратегии

Валерий Тишков

В ежегодном послании Федеральному Собранию 2007г. Президент В.В.Путин вновь обратился к понятию «Русский мир» и сказал следующее:  «Наша страна исторически формировалась как союз многих народов и культур. И основу духовности самого российского народа испокон веков составляла идея общего мира – общего для людей различных национальностей и конфессий. В этом году, объявленном Годом русского языка, есть повод ещё раз вспомнить, что русский – это язык исторического братства народов, язык действительно международного общения. Он является не просто хранителем целого пласта поистине мировых достижений, но и живым пространством многомиллионного "русского мира" – который, конечно, значительно шире, чем сама Россия. Поэтому, как общее достояние многих народов, – русский язык никогда не станет языком ненависти или вражды, ксенофобии или изоляционизма». Этот хотя и не новый, но привлекательный концепт под названием «русский мир»  появился в отечественном политическом и научном языке сравнительно недавно.  В банальном академическом плане речь идет о феномене российской диаспоры, актуализировавшейся в нашей жизни с эпохой горбачевской либерализации и с открытием России для внешнего мира и внешнего мира для России. Вопрос о российской диаспоре обрел   драматическое содержание после распада СССР, когда образовалась новая диаспора уже не столько за счет эмиграции в позднем СССР и после его распада, сколько по причине изменения границ и сокращения территории исторического российского государства. Появление метафоры «русского мира» (а это бесспорно метафора, требующая объяснения) сопровождается в языке российских политиков и экспертов фантастическими цифрами и рискованными сравнениями типа, что больше – русский мир или Россия. Я решил написать этот доклад с целью ответить на следующие вопросы:  1. Каков смысл категории «русский мир» и в чем ее значимость для России; 2. Как формировался этот мир и каковы его перспективы;                3. Каковы отношения российского общества и государства с Русским миром.

В дисциплинарном плане мы рассмотрим Русский мир с политико-антропологической точки зрения и сделаем некоторые выводы по поводу национальной стратегии по этому направлению. Я не касаюсь важных сюжетов православия как одной из скреп русского мира и постсоветской эмиграции в дальнее зарубежье.

1. Смыслы Русского мира

  С российского народа необходимо начинать разговор о русском мире. Российский народ создал самое обширное государство в мире и входит в число десяти самых крупных по численности  народов мира. У нашего государства много выдающихся достижений и вклад его в мировую цивилизацию и в мировую культуру более чем примечателен. Далеко не всем государствам и народам удается породить феномен глобального размаха, который можно было бы назвать «миром», т.е. трансгосударственным и трансконтинентальным сообществом, которое объединено своей причастностью к определенному государству и своей лояльностью к его культуре. Такими мирами обладают, наряду с Россией, только Испания, Франция и Китай. Возможно, Ирландия вместе с Великобританией.

«Мир» или диаспора - это не просто сумма эмигрантов, выехавших с территории исторического государства в разные эпохи и в разные страны. Это близкие, но не совпадающие явления. Ясно, что без массовой эмиграции невозможно возникновение культурно родственного населения за пределами государства. Но само по себе большое число не гарантирует возникновение за рубежами Родины родственного внешнего мира. Эмигрантов может быть очень много, как, например, выехавших из Индии, внешняя миграция которой самая большая в мире. Но расовая, языковая, кастовая разнородность в момент исхода и быстрая ассимиляция в новых местах в случае с Индией не создали такого феномена, который можно было бы назвать «Индийским миром» наподобие «Мира хуацяо» (выходцы из Китая) или «Русского мира» (выходцы из России). 

Почему более корректно говорить, что российский (а не русский) народ породил русский (а не российский) мир, хотя эмиграция из России и те, кто когда-то был частью России, имеют столь же многоэтничную природу, как и собственно российский народ? Потому что, во-первых, в диаспоре теряется этническая актуальность. Мигранты воспринимаются принимающим обществом как гомогенные (культурно одинаковые) выходцы из определенной страны: с давних пор выходцы из России называются русскими, как прилагательное от названия страны и не более того. Как правило, мигранты сами следуют этому упрощенному восприятию, хотя в ряде ситуаций и по ряду причин они могут отвергать русскость и доказывать, что они евреи, цыгане, чеченцы, черкесы, финно-угры и т.п.

Скажем, для французов или американцев  важнее, что кто-то в их стране – выходец из России и он говорит по-русски, а то, что он может быть чувашом или осетином, в дальнем мире уже не имеет такого значения. С этим соглашаются и мигранты, ибо им сложнее объяснять, что в России есть еще чуваши и осетины и еще много разных национальностей. Упрощенное восприятие выходцев из других стран – это общая норма: для россиян также все выходцы из Китая – китайцы, а из Испании – испанцы, а из Великобритании – англичане. В самой же  России этнические различия среди россиян остаются более значимыми («за рубежом мы все русские, а дома уже разные» - одна из распространенных сентенций среди соотечественников). Здесь уже сказывается не только мировая норма, но и отечественная специфика фундаменталистской (примордиальной) трактовки этничности.

Во-вторых, диаспора становится именно русской диаспорой, а не тривиальной миграцией или совокупностью всех выходцев из страны потому, что она осознает и воспроизводит свое единство во внешнем мире на основе главной культурно отличительной черты – а именно на основе русского языка. Утратившие эту черту, как правило, теряют свою принадлежность к Русскому миру. Литовские татары, иорданские черкесы или косовские адыги не есть часть Русского мира, хотя они есть часть исторических российских соотечественников за рубежом и по федеральному закону о государственной поддержке соотечественников и по программе содействия добровольному переселению соотечественников в Россию имеют право на поддержку государства. Равно как ассимилировавшийся в языковую и социальную среду других стран потомок русских или евреев, выехавшие из России до или вскоре после революции 1917 г., также не может считаться частью Русского мира, даже если желание заработать легкие деньги в реформируемой России толкало его вспомнить и объявить свою русскость при основании совместной фирмы или при заключении деловых контрактов. Таких примеров мы наблюдали в большом количестве в начале 1990-х гг.

Зато бесспорной частью Русского мира являются те, кто выехал из страны в разные исторические периоды и сохранил знание русского языка, а вместе с ним – в разной степени лояльность и привязанность к России. Русские липоване в Румынии – выходцы из Российской империи, продолжающие играть в КВН на русском языке бывшие жители СССР, выехавшие в страны Европы и Америки, составляют часть русского мира, даже если по своему этническому происхождению  они могут быть не только русскими, но армянами, грузинами, украинцами, а их родственные корни находятся сегодня не только в России, но уже в новых независимых государствах.

Именно русский язык и русскоязычная российская или советская культура вместе с исторической памятью объединяют и конструируют этот мир. Связь с Россией в смысле лояльности и привязанности остается третьей важнейшей чертой Русского мира, но эта связь может быть изменчивой и иметь противоречивые смыслы и направленности. Здесь главное  - это сам факт ощущения связи и демонстрируемое отношение к России, будь это потомки русских эмигрантов, сохраняющие Форт Росс в Калифорнии, или же борцы против «кремлевских режимов», окопавшиеся в Лондоне. Таким образом, русский язык, русскоязычная культура и демонстрируемый интерес в Родине отличают принадлежность к Русскому миру.

Как же быть в таком случае с этничностью, которая зачастую объявляется единственной отличительной характеристикой, когда под Русским миром имеют в виду 25 миллионов русских в постсоветских государствах и несколько миллионов в дальнем зарубежье? Что касается более давних (досоветских) времен и более отдаленных стран выезда россиян, то в этом случае этничность трудно определить как главную отличительную черту Русского мира. Собственно русские (великороссы) были в явном меньшинстве и возможно остаются таковыми в дальнем Русском мире. В этом случае гораздо более определяющим были опять же язык и вера – принадлежность к Русской православной церкви. Но в более поздние (советские) времена и  в ближнем мире, где этничность стала уже частью выученного культурного багажа и политическим языком, русские – это главное отличие русского мира. Хотя в Русскому миру можно относить и часть нерусских, особенно выехавших в Израиль евреев в составе смешанных семей и сохраняющих русский язык как основной и тесную связь с Россией. Но все ли русские могут быть его частью, скажем, в Латвии и Эстонии, где они стояли в 1989 г. вместе с прибалтами в людской цепи с требованием независимости, а сейчас, скажем, проголосовали в эстонском парламенте за закон о сносе памятника советскому солдату? Таким образом, вопрос о русской этнической принадлежности важен для поздних (советских) волн эмиграции, как православие было важно для более ранних. Для постсоветских эмигрантов и для тех, кто никуда не уезжал, а от кого «мигрировали» границы собственной Родины, доминирующими факторами остаются язык, религия и гуманитарно-политические связи в Россией. Последние гораздо более актуальны в ситуациях дискриминации и попыток принизить статус или унизить русских или «русскоязычных» со стороны «титульных» этнонационалистов стран бывшего СССР.

При всех отмеченных неоднозначностях сам по себе русский мир есть реальность, он проявляет себя в самых разных ипостасях, в большинстве своем значимых для России и ценимых россиянами. Однако обратимся к истории, чтобы избежать упрощений и чтобы выработать адекватные стратегии России.

Старый Русский мир

Россия за последние полтора века была мощным поставщиком эмиграции, а значит, и потенциальной диаспоры, хотя  не все выехавшие из России – это всегда диаспора. В дореформенной России наблюдались интенсивная пространственная колонизация и преимущественно религиозная эмиграция (русские старообрядцы). И хотя переселенцы XVIII – первой половины XIX в. почти все оказались в составе расширяющей свои границы России, часть их поселилась в Добрудже, вошедшей в состав Румынии и Болгарии с 1878 г., и на Буковине, отошедшей с 1774 г. к Австрии. Еще раньше, в 70–80-е годы XVIII в., имел место отток более 200 тыс. крымских татар в пределы Османской империи: в европейской части Турции (Румелии) в начале XIX в. проживали 275 тыс. татар и ногайцев. В 1771 г. примерно 200 тыс. калмыков ушли в Джунгарию (калмыки – пример множественной диаспорной идентичности: для многих из них родина – это каждая предыдущая страна исхода или несколько стран в зависимости от ситуации и выбора). В пореформенные десятилетия пространственные движения населения значительно увеличились. Свыше 500 тыс. выехали в 1860–1880-е годы (в основном поляки, евреи, немцы) в соседние государства Европы и небольшая часть – в страны Америки. Особенность этой волны эмиграции в том, что она не привела к образованию устойчивой российской диаспоры, еще раз подтверждая тезис, что не каждое переселение на новое место ведет к образованию диаспоры. Причина здесь в том, что по своему этническому, религиозному составу и социальному статусу эта эмиграция уже (или еще) была диаспорой в стране исхода, а более позднее появление «настоящей исторической родины» (Польши, Германии и Израиля) исключило возможность выстраивания диаспорной идентичности с Россией. Другими причинами того, что ранняя эмиграция из России не стала базой для образования диаспоры, могли быть характер миграции и историческая ситуация в принимающей стране. Это была отчетливо неидеологическая (трудовая) эмиграция, поглощенная хозяйственной деятельностью и экономическим выживанием. В ее среде было недостаточно представителей интеллектуальной элиты и этнических активистов, которые взяли бы на себя труд политического производства диаспорной идентичности. Без интеллектуалов как производителей субъективных представлений нет диаспоры, а есть просто эмигрантское население. Возможно, свою роль сыграл также антицаристский характер ранних российских эмиграций, но этот аспект следует специально изучать. Скорее это был второстепенный момент для большинства неграмотного населения, вовлеченного в переезд.

В последние два десятилетия XIX в. эмиграция из России резко возросла. Уехало примерно 1140 тыс. человек, в основном в США и Канаду. Особую группу составили «мухаджиры» – жители преимущественно западной части Северного Кавказа, покинувшие территории своего проживания в ходе Кавказской войны. Они переселились в разные регионы Османской империи, но больше всего – на Малоазиатский п-ов. Их численность, по разным источникам, колеблется от 1 до 2,5 млн. чел. Мухаджиры составили основу для черкесской диаспоры, которая в момент происхождения не была российской, а стала таковой уже после включения Северного Кавказа в состав России. Есть основания полагать, что в ряде стран эта часть переселенцев осознавала и вела себя как диаспора: действовали ассоциации, политические объединения, существовали печатные органы и солидарные связи, предпринимались меры по сохранению культуры и языка. Вклад страны-донора в сохранение этой диаспоры был минимальным, особенно в советский период. Не только осуществлять связи, но даже писать о мухаджирах в научных трудах было почти невозможно. Родина надолго, а для многих и навсегда исчезла из идеологического комплекса диаспоры. Кавказ был где-то там, за «железным занавесом», и питал диаспору слабо. Единственное обратное воздействие происходило через идеологическую и политическую миссию борьбы с СССР и коммунизмом, но этим занимались единицы, как, например, А. Автурханов – чеченский политолог, проживавший в ФРГ. Его представление о родине было столь смутным, что описание Автурхановым истории депортаций чеченцев и ингушей строилось на убеждении, что вайнахский народ исчез в горниле сталинских репрессий. Отсюда родилась известная метафора «народоубийства». По причине исторической давности и изоляции от родины черкесская диаспора или таяла, или оставалась обычным иммигрантским населением, подвергавшимся местной интеграции и ассимиляции. Ее актуализация произошла в последние годы именно под воздействием родины, когда в СССР, а затем в России осуществлялись глубокие трансформации.

Новая родина вспомнила о диаспоре раньше, чем сам диаспорный материал, ибо последний был нужен для целого ряда новых коллективных, групповых стратегий. Во-первых, наличие соотечественников (соплеменников) за рубежом помогало советским людям осваивать внезапно открывшийся для них внешний мир. Во-вторых, новые формы деятельности, например, предпринимательство, порождали надежды на «богатую диаспору», члены которой могут помочь в серьезном бизнесе или хотя бы в организации шоп-туров в Турцию, Иорданию, США и другие страны. В-третьих, мифические миллионы эмигрантов, якобы готовых вернуться на свою историческую родину, могли поправить демографический баланс и пополнить ресурсы для тех, кто, пребывая в меньшинстве, задумал образовать «свое» государство в ходе «парада суверенитетов». Первыми предприняли усилия добавить к своей численности зарубежных соплеменников были абхазы. За ними последовали казахи, чеченцы, адыгейцы и некоторые другие группы. В целом же случай черкесской диаспоры скорее свидетельствует о том, что исторически давние миграции иизоляция от родины редко создают устойчивые и полнокровные диаспоры, как бы на этот счет ни фантазировали энтузиасты «зарубежья» в самой стране исхода.

Возможно, аналогичная ситуация сложилась бы и с другой частью (преимущественно восточнославянской) эмиграции из России конца прошлого века, если бы не происходила ее мощная и периодическая подпитка в последующее время. В первые полтора десятилетия ХХ в. эмиграция из страны еще более усилилась. До первой мировой войны Россию покинуло еще около 2,5 млн. человек, переселившихся в основном в страны Нового Света. Всего примерно за 100 лет с начала массовых внешних миграций из России выехало 4,5 млн. человек. Можно ли считать эту массу выходцев из дореволюционной России диаспорой? Наш ответ: конечно, нет. Во-первых, территориально почти всех эмигрантов того периода поставляли Польша, Финляндия, Литва, Западная Белоруссия и Правобережная Украина (Волынь), и тем самым Россия создавала диаспорный материал в значительной мере для других стран, которые исторически возникли в последующие периоды. Хотя многие из эмигрантов культурно были сильно русифицированы и даже считали родным языком русский, невозможно ближайшего соратника Гитлера Альфреда Розенберга, который был выходцем из Литвы и лучше говорил по-русски, чем по-немецки, считать представителем русской эмиграции. Между тем современные политические спекуляции историков позволяют создавать подобные конструкции. Так, радиостанция «Свобода» посвятила одну из передач книге американского историка Уолтера Лакиера «Российские корни фашизма», где как раз случай с гитлеровскими соратниками из российской Прибалтики был положен в основу конструкции происхождения фашизма в России! При этом выражение «российские корни фашизма» (Russian Roots of Fasсism) в неточном обратном переводе как «русские корни фашизма» оказалось откровенно провокационным.

Во-вторых, этнический состав этой эмиграции также повлиял на ее судьбу в плане возможности стать именно российской диаспорой, т.е. частью русского мира. В числе российских эмигрантов в США 41,5% составляли евреи. Погромы и сильная дискриминация евреев в России, а также их нищета обусловили глубокий и длительно сохраняющийся отрицательный образ родины, который отчасти сохраняется даже до сих пор. Успешная интеграция этой части эмигрантов в американское общество (не без проблем и дискриминации вплоть до середины ХХ в.) также обусловила быстрое забывание «российскости», а тем более «русскости». Встреченные мной в США, Канаде и Мексике многие потомки этой части эмиграции (более десятка только одних коллег-профессоров!) почти никак не сохранили и не ощущали сопричастность к России. А значит, и не были ее диаспорой. Из 4,5 млн. эмигрантов из России только около 500 тыс. считались «русскими», но на самом деле это были также украинцы, белорусы, часть евреев. Перепись США 1920 г. зафиксировала 392 тыс. русских и 56 тыс. украинцев, хотя это завышенные цифры, так как среди них были представители многих этнических групп, особенно евреев. В Канаде перепись 1921 г. также зафиксировала почти 100 тыс. русских, однако на самом деле в эту категорию оказались включены почти все восточные славяне и евреи, выехавшие из России. Таким образом, всего за годы дореволюционной эмиграции Россия поставила 4,5 млн. чел. в качестве диаспорного материала для разных стран, из которых не более 500 тыс. были русские, украинцы и белорусы. Кто из многочисленных потомков этих людей ощущает сегодня свою связь с Россией, сказать  трудно.

Традиционная российская диаспора

Исторический отсчет традиционной российской диаспоры начинается позднее в связи с миграционными процессами после 1917 г. В 1918–1922 гг. большого размаха достигла политическая эмиграция групп населения, которые не приняли советскую власть или потерпели поражение в гражданской войне. Размер так называемой белой эмиграции определить трудно (примерно 1,5-2 млн. чел.), но ясно одно: впервые подавляющее большинство эмигрантов составили этнические русские. Именно об этой категории населения можно говорить не только как о диаспорном человеческом материале, но и как о манифестной (в смысле жизненного поведения) диаспоре с самого начала возникновения этой волны мигрантов. Именно это стало рождением Русского мира. Объясняется это рядом обстоятельств, подтверждающих тезис, что диаспора – это явление прежде всего политическое, а миграция – социальное (См.: В.А. Тишков. Исторический феномен диаспоры // Этнографическое обозрение.2000.№ 1).

Элитный характер мигрантов, а значит, более обостренное чувство утраты родины (и имущества) в отличие от трудовых мигрантов «в овечьих тулупах» (известное прозвище славян-иммигрантов в Канаде), обусловили более устойчивое и эмоционально окрашенное отношение к России. Именно эта эмиграция-диаспора вобрала в себя данные мной выше характеристики русского мира (язык, православие, идентичность), в том числе и производство параллельного культурного потока, который ныне частично возвращается в Россию. Именно эта эмиграция не имела никакой другой конкурирующей родины, кроме России во всех ее исторических конфигурациях ХХ в. Именно к этой эмиграции в последнее десятилетие оказались больше всего направлены симпатии страны исхода, согрешившей в процессе демонтажа господствовавшего политического порядка радикальным отторжением всего советского периода как некой исторической аномалии. Ностальгией оказалась охвачена не столько диаспора, сколько ее современные отечественные потребители, желавшие увидеть в ней некую утраченную норму, начиная от манер поведения и заканчивая «правильной» русской речью. Русская (российская) диаспора как бы родилась заново, обласканная вниманием и извиняющей щедростью современников на исторической родине. На наших глазах историки сконструировали миф о «золотом веке» русской эмиграции, с которым еще придется разбираться с помощью новых более спокойных прочтений.

Было бы несправедливо, с точки зрения исторической корректности, забыть то обстоятельство, что «белая эмиграция» существовала и сохранилась не просто в силу своего элитно-драматического характера, но и потому, что продолжала получать пополнение в последующие исторические периоды. Во время второй  мировой  войны  из почти 9 млн. пленных и вывезенных на работы к 1953 г. вернулось около 5,5 млн. человек. Многие были убиты или умерли от ран и болезней. Однако не менее 300 тыс. так называемых перемещенных лиц остались в Европе или уехали в США и другие страны. Правда, из этих 300 тыс. только меньше половины были с территории СССР в его старых границах. Не только культурная близость со старой эмиграцией, но и идеологическое сходство в отторжении (точнее, в невозможности возврата) СССР позволили более интенсивное смешение этих двух потоков (в сравнении с ситуацией враждующей диаспоры), а значит, поддержание языка и мизерных послесталинских связей с родиной (после Хрущева). Мой информатор Семен Климсон, молодым человеком вывезенный в годы войны из Белоруссии немцами, женился на Валентине – дочке белого эмигранта (родственника генерала Краснова и теософки Блаватской). Валентина Владимировна во время нашей последней встречи летом 1998 г. призналась, что со своим французским образованием чувствует себя больше француженкой (выросла во Франции), но остается русской и сохраняет язык только из-за Семена, который «так и остался русским».

Не менее, а даже более идеологической была небольшая, но политически громкая эмиграция из СССР в 1960–1980-е годы в Израиль, США, затем в Германию и Грецию. В 1951–1991 гг. из страны выехало около 1,8 млн. чел. (максимально в 1990–1991 гг. – по 400 тыс.), из них почти 1 млн. евреев (две трети – в Израиль и треть – в США), 550 тыс. немцев и по 100 тыс. армян и греков. Эмиграция продолжалась и в последующие годы, но несколько меньшими темпами. Какое число российских соотечественников живет в дальнем зарубежье? Само число 14,5 млн. выехавших из страны мало что говорит, ибо более двух третей жили на территориях, которые включались в состав Российской империи или СССР, а сейчас не являются частью России. Восточноcлавянский компонент в этом населении был невелик до прибытия основной части «белой эмиграции» и перемещенных лиц. После этого русских выехало мало. В целом русских в дальнем зарубежье – около 1,5 млн. человек, в том числе в США – 1,1 млн. Что касается лиц, имеющих «русскую кровь», то их в несколько раз больше.

Большой вопрос: как и кем считать представителей других этнических групп? Выходцы из России создали основные этнические общности в двух странах: в США 80% евреев – это выходцы из России или их потомки, в Израиле не менее четверти евреев – выходцы из России. Этнический состав, культурный багаж и установки эмигрантов были разными и поэтому не все  из них составили Русский мир, хотя многое здесь остается дискуссионным. Случай с черкесской диаспорой уже приводился. Другой случай с еврейской миграцией, которая во все эпохи составляла существенную часть мигрантов, а в конце ХХ века – это было большинство всех уехавших из СССР и Российской Федерации (наряду с российскими немцами). Формально российские евреи и немцы совершали акт воссоединения или возвращения на историческую Родину, но, по сути, это был отъезд из страны русских по культуре людей. Давние эмигранты-евреи адаптировались в новых обществах, многие потеряли язык и какую-либо связь с Россией, в том числе и эмоциональную. Потомки первого премьер-министра, выходца из Одессы Голды Меир в Израиле едва ли могут быть отнесены к представителям Русского мира, как и сотни встреченных мною американцев и канадцев русско-еврейского происхождения, дедушки и бабушки которых приехали из России. Но далеко не все евреи «воссоединились» или «вернулись» и тем более далеко не все евреи отвергли Россию. Перестройка и открытие страны, позволили не отвергать страну исхода, не обязательно было стараться освоить иврит и забыть русский, а также друзей и родственников в Москве или в других городах. Можно было сохранить квартиру и даже работу, а недавно выехавшие израильские евреи контролируют во многом деловые связи между двумя странами. Сохраняется мощное русскоязычное информационное поле. Аналогичная ситуация, но с большей аккультурацией в пользу американской культуры складывается среди новейшей еврейской эмиграции в США. Все это, на мой взгляд, составляет Русский мир. И во многих случаях было бы дикостью проводить этническую различительную между зарубежными соотечественниками-эмигрантами, как это одно время изо всех сил пытались сделать российские законодатели. Им хотелось «зафиксировать» российскими соотечественниками только тех, у которых вне России нет «своей государственности» (т.е. это русская певица Г. Вишневская) и не считать соотечественниками тех, у кого есть своя государственность вне России (это, видимо, ее муж еврей М. Ростропович).

В какой-то мере вопрос о трудных случаях принадлежности к Русскому миру касается российских немцев. На мой взгляд, миллион человек выехавших из России и Казахстана на «историческую родину» во многом продолжает принадлежать к Русскому миру. Русскими считают их местные немцы, да и они сами. Может быть только дети, научившиеся говорить без акцента на немецком языке и забыв русский язык, перестанут соотносить себя с Россией и отойдут тем самым от Русского мира. Неоднозначных и подвижных ситуаций можно было бы привести много, что говорит о том, что Русский мир – это не просто статистическое множество мигрантов из России. Это – одна из форм культурного поведения и идентичности, т.е. ощущения, лояльности и избранного служения.

Если из общего числа исторических выходцев из нашей страны и их потомков исключить тех, кто полностью ассимилировался, не владеет русским языком, считает себя французом, аргентинцем, мексиканцем или иорданцем и никакого чувства связи с Россией не испытывает, все равно число «соотечественников за рубежом» остается не только большим, но и трудно определимым по «объективным» характеристикам, тем более, если эти характеристики относятся к сфере самосознания и эмоционального выбора, что тоже следует считать объективными факторами. Проблему представляет не сам факт большой численности диаспоры (такую проблему скорее создал для государства закон, предусматривающий выдачу «удостоверений соотечественников» по всему миру). Диаспоры в их традиционном значении могут превышать население стран исхода, и у России в силу исторических обстоятельств суммарная эмиграция была действительно многочисленной, как и у ряда других стран (Германия, Великобритания, Ирландия, Польша, Китай, Филиппины, Индия и др,). Проблема с определением диаспоры состоит в механистической опоре этого на акт перемещения человека или его предков из одной страны в другую (именно так трактовали российскую диаспору отечественные исторические демографы (см. труды С.И. Брука, В.М. Кабузана и др.), без первостепенного учета фактора сохранения языка и связи с Россией.

Новые диаспоры и Русский мир.

Слабость общепринятого определения диаспоры состоит в том, что оно основывается на перемещении (миграции) людей и исключает другой менее распространенный случай образования диаспоры – перемещение государственных границ, в результате чего культурно-родственное население, проживавшее в одной стране, оказывается в двух или в нескольких странах, никуда не перемещаясь в пространстве. Так создается ощущение реальности, имеющей политическую метафору «разделенного народа» как исторической аномалии. И хотя «неразделенных народов» история почти не знает (административные, государственные границы никогда не совпадают с этнокультурными ареалами), эта метафора составляет один из важных компонентов идеологии этнонационализма, который исходит из утопического постулата, что этнические и государственные границы должны совпадать в пространстве. Однако эта важная оговорка не отменяет факт образования диаспоры в результате изменения государственных границ. Проблема в том, по какую сторону границы появляется диаспора, а по какую – «основная территория проживания». С Россией и русскими после распада СССР, казалось бы, все ясно: здесь «диаспора» однозначно располагается за пределами Российской Федерации. Хотя эта новая диаспора (в прошлом ее не было вообще) тоже может быть исторически изменчивой и вариант самостоятельной «балто-славянскости» вполне может заместить нынешнюю пророссийскую идентификацию данной категории русских.

Если в трактовке русских в Прибалтике и других государствах бывшего СССР как новой российской диаспоры на нынешний исторический момент существует высокая степень согласия, то вопрос с осетинами, лезгинами, эвенками (около половины последних живет в Китае) несколько сложнее. Здесь диаспора, в случае появления данного дискурса (по поводу, например, эвенков этот вопрос вообще пока не стоит ни для ученых, ни для самих эвенков), – это прежде всего вопрос политического выбора со стороны представителей самой группы и вопрос межгосударственных стратегий. Хорошо интегрированные и более урбанизированные по сравнению с дагестанскими азербайджанские лезгины могут не чувствовать себя «российской диаспорой» по отношению к дагестанским лезгинам. Зато лишенные территориальной автономии и пережившие вооруженный конфликт с грузинами южные осетины сделали выбор в пользу диаспорного варианта, и этот выбор стимулируется североосетинским обществом и властями данной российской автономии.

Однако обратимся к главной проблеме русского мира. Действительно самый грандиозный момент в истории русского мира с точки зрения масштабов и смыслов произошел после распада СССР. Это был действительно геополитический катаклизм (насчет «катастрофы» нужно разбираться с учетом мнения большинства ее участников). Особенно он коснулся русского народа. Если «титульные» народы  бывших союзных республик обрели отдельную государственность, которую истолковали как свою исключительную собственность и этим  достаточно надменно пользуются, тогда для них это никак не катастрофа. Распропагандированные российскими спецами, что Россия вымирает, люди в ее городах замерзают, а государство россияне построили криминальное, да еще и свою молодежь посылают на войну в Чечню, большинство не титульных граждан новых стран, включая и русских, приняли как свою Родину эти страны и стали лояльными гражданами или  жителями, стремящимися получить гражданство новых стран. Недостаточная правовая культура, наглость титульных  национализмов (государство – это «мы»), явная поддержка «мировым сообществом» массовых нарушений прав человека, особенно политических и языковых, неумелая поддержка со стороны России позволили  реализовать грандиозную историческую манипуляцию с лишением базовых прав на созданные самоопределившимися территориальными сообществами государства населения с «неправильной» этнической принадлежностью. Вместе с низведением этой части населения до категории «национальных меньшинств», а не народов-партнеров (как, например, в Великобритании, Бельгии, Испании, Канаде, Финляндии) был жестоко наказан и язык большинства или почти половины населения ряда новых стран. Половина налогоплательщиков в Латвии, Украине, Киргизии, Казахстане, Молдове не смогли добиться  права, чтобы новые государственные бюрократии разговаривали на их языке. Такую узурпацию этно-языковых прав по политическим причинам (прежде всего, дистанциировать новые страны от России) мир смог принять и даже спонсировать исключительно по идеологическим и геополитическим расчетам, ибо никакое право не могло это оправдывать.Что случилось с «новым русским миром», который возник после 1991 г.? Сначала приведем данные о количестве русских в сравнении с последней советской переписью 1989 г. (таблица 1).

Таблица 1. Численность русских в государствах СНГ и Балтии,  1989 – 2000-4 гг..

Перепись 1989 г., тыс. чел

Постсоветский учет

убыль, в %

тыс. чел.

год переписи

Россия

119865,9

115868,5

2002 г.

-3,3

Украина

11356

8334,0

2001 г.

-26,6

Казахстан

6228

4479,6

1999 г.

-28,1

Узбекистан

1653

1362,0

оценка

-17,6

Белоруссия

1342

1141,7

1999 г.

-14,9

Латвия

906

703,2

2000 г.

-22,4

Киргизия

917

603,2

1999 г.

-34,2

Эстония

475

351,2

2000 г.

-26,1

Литва

344

219,8

2000 г.

-36,1

Молдавия

562

198,1

2004 г.

-64,8

Туркмения

334

156,8

оценка

-53,1

Азербайджан

392

141,7

1999 г.

-63,9

Таджикистан

388

68,2

2000 г.

-82,4

Грузия

341

67,7

2002 г.

-80,1

Армения

52

15,0

2001 г.

-71,2

всего

145155,9

133710,7

-7,9

без РФ

25290,0

17842,2

-29,4

СНГ

143430,9

132436,5

-7,7

страны  Балтии

1725,0

1274,2

-26,1

Сразу оговоримся, что, то, что я называю «новым русским миром», не ограничивается только этническими русскими, как и в случае с дальними мирами. Безусловно, к русскому миру по языку и демонстрируемой связи с Россией относятся представители других национальностей, включая даже часть представителей титульных национальностей, многие из которых никакого другого языка, кроме русского, не знают, и желают связывать свою судьбу с Россией. К русскому миру относятся не только русские духоборы, оставшиеся проживать в Богдановском районе Грузии, но и те карабахские армяне, которые не знали армянского языка и переехали в Россию, которая им ближе.  К русскому миру относится значительная часть русско-говорящих белорусов и украинцев, православных и русско-говорящих гагаузов в Молдове, русско-говорящих татар Литвы и многие другие группы. Но подавляющую основу нового (ближнего) русского мира составляют русские.

Распад СССР дал им три варианта жизненной стратегии: ассимиляция в титульную культуру и язык, отъезд в Россию и отстаивание равного статуса в новом сообществе. К великому сожалению, большинство специалистов и политиков рассматривали только первые два варианта – самые не естественные с точки зрения рациональных человеческих выборов и самые трудно реализуемые. Мною в начале 1990-х гг. даже рассматривалась возможность в ряде случаев еще одного варианта – отыгрывание русскими центральной власти  в новых государствах. Такая возможность была, например, в Латвии в случае нулевого варианта гражданства, большей эмиграции латышей за границу и лучшей политической организации русских и других не латышей в Латвии. Но старая советская догма, что Латвия принадлежит латышам, а не латвийцам, взяла верх, и после вступления Латвии в НАТО этот вариант уже не позволят и союзники. Мне также казалось, что ассимиляция русских в новых странах невозможна при наличии огромного русского этнического ядра по-соседству и мирового статуса русского языка как языка жизненного преуспевания. В массовый отъезд 25 миллионов русских в Россию я не верил изначально, в отличие от параноидального Г. Каспарова, который в начале 1990-х гг. призывал срочно и серьезно готовиться к переезду 25 миллионов русских людей в Россию. Что получилось на самом деле?

Мы видим, что общее число русских ближнего русского мира заметно сократилось почти на 7,5 миллионов человек (на 29,4%), хотя в Россию их переехало примерно 2,5-3,5 миллиона и около 0,5 миллиона эмигрировали в дальние страны. Куда делись не менее 3,5 миллионов русских людей, прежде всего в Украине (откуда уехало в Россию около 0,5 миллиона, а число русских сократилось на 3 миллиона!) и в Казахстане (откуда уехало около 1 миллиона, а число русских сократилось на 2 миллиона!). Если считать тупо данные переписей, как считают украинские историки при подсчете жертв голодомора, тогда в Украине произошел голодомор русских числом не менее 2,5 миллионов, ибо из 3 миллионов исчезнувших 0,5 миллиона можно скинуть на превышение смертности над рождаемостью, т.е на естественную убыль населения, которая у русских была примерно такой же, как и у украинцев.  Однако дело обстояло не так. Сокращение числа русских в Украине произошло прежде в результате смены идентичности гражданами (главным образом, людьми смешанного происхождения или из смешанных семей) с русской на украинскую. Это не была ассимиляция в ее классическом виде, ибо записавшиеся украинцами сочли это более комфортным и политически выгодным в независимой Украине, при этом, не теряя знания русского языка и оставаясь людьми смешанной или двойной идентичности. Аналогичная массовая перезапись, но только из украицев в русские произошла на Украине между переписями 1926 и 1937 гг., дав бездумным и политически ангажированным историкам зачислить несколько миллионов украинцев в жертвы голода 1932 года.

В Казахстане на сокращение численности русских перезапись не могла оказать такого воздействия, ибо русскому записаться казахом гораздо труднее по ряду обстоятельств – не та степень этноязыковой, религиозной и даже фенотипической близости. Но в Казахстане перепись проходила в 1999 г. в разгар казахского национализма и ожидания получения решающего демографического большинства казахами, которые уже имели подавляющее большинство в структурах власти и в других общественных сферах, кроме промышленного производства. Перепись населения проводилась при явном игнорировании русского населения и недоучет среди этой части граждан был гораздо выше, чем среди казахов. Однако массовый отъезд русских прекратился и экономическое состояние страны внушает большие надежды. Русские пытаются закрепить свои права и свой статус, но их уже фактически нет, хотя самая большая ирония в том, что президент выступает в парламенте по важнейшим вопросам и дискуссия ведется на русском языке, которому в некоторых постсоветских государствах придумали межумочный статус «языка межнационального общения». В реальности этот даже язык домашнего общения ряда руководителей новых государств и значительной части политической элиты. Русский язык – это наказанный язык в ближнем русском мире. Причем, наказанный не за провинности, а за великую модернизационную миссию, которую он выполнял и будет выполнять на территории бывшего СССР еще десятилетиями.

По причине реальной языковой ситуации и международно-признанных языковых прав людей русский язык должен обладать официальным статусом в тех странах, где хотя бы для трети налогоплательщиков это основной язык знания и общения, т.е. родной язык. При выработке стратегии в сфере сохранения и поддержки русского языка в странах бывшего СССР нужно исходить из того, что данные советских и постсоветских переписей содержат радикально заниженные цифры о носителях русского языка в этом регионе. Вопрос о родном языке, который спрашивался во время переписей безотносительно к знанию языка, приводил к тому, что исключительно русско-говорящие люди называли родным языком белорусский,   украинский, молдавский, киргизский и т.п., зачастую не пользуясь и даже не зная этих языков. Руководствуясь международно-правовыми нормами и заботами о русском языке, Россия не должна снимать вопрос об официальном двуязычии для ряда стран бывшего СССР (Казахстан, Украина, Латвия, Молдова, Кыргызстан). Если равностатусность за русскими не будет признаваться, тогда Россия должна поддерживать обе формы внутреннего самоопределения культурно отличительных групп: этнотерриториальную через федерализацию ряда постсовестких госдуарарств, где есть блее или менее гомогенные ареаля прожвиния русских, или экстерриториальную культурную автономию. Возможна стратегия поддержки ирредентиских (воссоединительных) вариантов, но она несет большие политические риски и реально может быть осуществлена только применительно Абхазии и Южной Осетии при инициативе последних. При этом не следует забывать, как американцы натаскивали косоваров сначала на «параллельное правление», затем на беспереговорной вооруженный сепаратизм, а затем на изоляцию от Сербии по всем возможным линиям.

Меняющаяся динамика Русского мира

Нам нужен Русский мир для России, а не Русский антимир или «другой Русский мир». Поэтому иногда я задаю себе вопрос, в каком варианте российской политики идентичности более заинтересована русская диаспора в Украине, Латвии или в Казахстане: в формировании сложной идентичности на основе российскости или в утверждении представления о России как о русском государстве? Ответ зависит от того, что есть «русская диаспора» по своему статусу и по составу в той или иной стране бывшего СССР и какую идентификационную стратегию она выбирает. Наиболее обстоятельно этот вопрос был рассмотрен в исследовании американского социолингвиста и политолога Дэвида Лейтина на примерах Эстонии и Казахстана (David D. Laitin. Identity in Formation/ The Russian-Speaking Populations in the Near Abroad. Ithaca and London: Cornell University Press, 1998).

Интерес представляют не только его выводы, но и проблема базовой категоризации предмета исследования. Как пишет Лейтин, «Я называю русское население, проживающее в странах бывшего Советского Союза, диаспорой, хотя оно обрело этот статус скорее в результате уменьшения границ Советского Союза, чем в результате расселения из своей родины, и поэтому лучше осмысливать это население как «выброшенная на берег или десантированная диаспора» (beached diaspora). И все же нам не следует забывать, что эти русские пребывают не только под прессом ассимилляции, но также и перед необходимостью консолидироваться как часть группы с конгломератной идентичностью. Называя их диаспорой, можно забыть о социальном давлении в сторону ассимиляции. Называя их группой с конгломератной идентичностью, можно поместить их в категорию подобную «хиспаник» или азиатов-американцев в США и искать ответ в литературе по проблеме формирования реактивной идентичности… Преимущество предлагаемой мною модели (tipping model) (см. мою рецензию на книгу Д Лейтина с объяснением этого подхода: Studies in Comparative International Development, vol. 35 (Summer), no. 2, 2000, pp.100-102) заключается в том, что она позволяет анализировать ситуации с идентичностью, в которой находятся русские, без определения самого типа группы, к которой они стали принадлежать» (D. Laitin. Op. cit., p. 29-30). Далее Лейтин не употребляет термин диаспора применительно к русско-язычному населению именно по причине слабости и перегруженности самого термина, в чем я с ним согласен. Однако я не согласен с выводами этого ученого относительно диаспоральных стратегий и варианта желательной политики России в этой области.

В Эстонии и Латвии как в граждански более состоятельных обществ (не без политического и националистического иезуитства), похоже, общегражданские  принципы рано или поздно будут брать верх и для местных «некоренных» (т.е. русских диаспор в расширительном смвысле) вариант эстонкости, российскости, латвийскости более предпочтителен, а свою этническую идентификацию они могут строить действительно на «конгломератной» основе, как, например, балто-славянскости (этот вариант уже вполне обсуждаем среди диаспорных активистов). В Украине и Казахстане, где этнонационализм только крепчает и где подавляющее число членов российской диаспоры – это этнические русские, русский этнический вариант может оказаться более предпочтительным. Русских в Украине не беспокоят самочувствие и интересы венгров или поляков в стране проживания или чувства и интересы татар или чувашей в России. Их беспокоит сохранение собственной русской идентичности через политику русскости в России. Вот почему для русского мира в Эстонии и Латвии отправным является принцип российскости, а для русского мира в Украине – может быть более значимой русскость.

    Второе – диаспоры могут иметь сильную заинтересованность в том, как внешняя политика родного государства влияет на будущее этого государства. Диаспорам небезразлично, какая, на их взгляд, осуществляется политика правительствами стран исхода: укрепляет ли она безопасность и благополучие их родины или, наоборот, оказывает разрушительное воздействие.  Это важно для диаспор, ибо во многих случаях сохраняется расчет на возможность переезда в родную страну, если условия в стране пребывания будут ухудшаться, а в стране исхода – улучшаться. И даже безотносительно возможного переезда, присутствует также символический интерес – это иметь в качестве родины благополучную страну с позитивным имиджем, чтобы через этот имидж лучше поддерживать и отстаивать собственную идентичность перед вызовами ассимиляции в стране пребывания (Saideman, M. Stephen. The Ties that Divide: Ethnic Politics, Foreign Policy, and International Politics. New York: Columbia University Press, 2001, 138-41). «Да мы из России только и может делать здесь настоящую математику, а все американцы – это же тупис», - говорили мне русско-еврейско-армянские мальчики, работающие в Силиконовой долине. «Если на улице в руках у ребенка футляр со скрипкой – значит он из наших советских», - сказала мне в Иерусалиме эмигрировавшая в Израиль сотрудница моего института. И это ли не диаспоральный стиль поведения в отношении родной страны или страны исхода? При чем здесь библейский исход евреев или вывоз африканских рабов в Америку, чтобы вопреки современным дискурсивным практикам считать евреев в России или афроамериканцев в США диаспорой?

Мною неоднократно отмечались ситуации, когда неблагоприятный имидж России снижал стремление российских эмигрантов заявлять себя как «русские» в странах пребывания. Естественно такое внешнее отрицание ведет и к внутренней коллизии по поводу идентичности: стоит ли пестовать в себе то, чем трудно гордиться открыто, что не помогает, а, наоборот, мешает. По этим мотивам диаспора может пытаться изменить политику родных государств, как им представляется, к пользе для себя и для этих государств. Работа на благополучие и на позитивный имидж родного государства – это наиболее распространенный и, казалось бы, вполне естественный вариант поведения диаспоры. Но это далеко не всегда так. В случае с Россией поражает феномен, почему многие выехавшие из страны в разное время и на разной основе более или менее едины в скептическом или даже в отрицательном отношении к родине? Если речь идет о политических миграциях времен революции и гражданской войны, периода сталинских репрессий или брежневских гонений диссидентов, то здесь можно найти аргумент в пережитой травме и в несогласии с режимом и его политикой. Но почему отношение сохраняется, когда нет репрессий, когда имеет место добровольный выезд и когда в принципе страна исхода сделала очень много для выехавшего (дала образование, стартовый капитал, богатую историю, культуру и язык)? На наш взгляд, здесь имеет место воздействие общественной среды и политики принимающей страны. Имидж России и русских (как собирательный образ россиян) остается низким и намеренно таковым сохраняется (не без помощи отечественных экспертизы, СМИ и политиков). Сохраняется, отчасти по инерции холодной войны, отчасти из-за неизжитой потребности иметь большого врага и угрозу как средство консолидации собственных обществ. Россия выполняет для многих стран роль такой большой внешней угрозы или же эта возможность держится про запас, даже при личной дружбе президентов. Диаспора реагирует на эту ситуация и выбирает вариант негатива, а не позитива в отношении к России. Иногда от этого проигрывает, но чаще выигрывает, ибо в стране пребывания такая позиция поощряется работой, грантами и сочувствием, а в стране исхода не наказывается. Человек может «поливать» Россию открыто или трудиться на академической, радиовещательной и прочих нивах по развенчанию России, но, возвратившись, встретить вполне хороший прием и даже стать героем. Ибо отрицание России в моде и в самой России.




Празднование Дня славянской письменности и культуры в Казахстане

Славяне всего мира 24 мая чествуют создателей азбуки святых равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла. Их память Русской Церковью отмечается с 1863 года.

25.05.2007, http://www.russians.kz/

ЛадИнформ

Празднование Дня славянской письменности и культуры в КазахстанеВ Казахстане День славянской письменности и культуры празднуется традиционно. В г. Кокчетве по этому знаменательному поводу состоялся большой праздничный концерт. С приветственным словом к зрителям и участникам концерта обратился настоятель храма Михаила Архангела, протоирей о. Василий.

Он подчеркнул духовный подвиг равноапостальных Кирилла и Мефодия и напомнил зрителям основные вехи их жизненного пути. Сам же концерт начался с величания первосвятителей Земли Русской и духовных песнопений, которые исполнил церковный хор церкви Михаила Архангела.

Гостей также приветствовали представители местных властей и пресс-секретарь посольства РФ в Казахстан Андрей Юдин. Концерт прошёл с огромным успехом и завершился награждением артистов и активистов русских общественных организаций.

26 мая пройдут торжества в г. Алма-Ате. Там День славянской письменности и культуры будут отмечать представители русских, казачьих и славянских организаций, приезжающие со всей республики. Кроме того, на празднование ожидается прибытие известных общественных деятелей из России.

«На этом языке говорили наши предки…»

В Алма-Ате состоялось торжественное собрание, посвященное Дню славянской письменности и культуры.

26.05.2007, www.regnum.ru

В Казахстане с большим уважением относятся к русскому языку, к славянской письменности. Об этом сказал сегодня, 26 мая, в Алма-Ате на торжественном собрании, посвященном Дню славянской письменности и культуры, организованном Координационным советом русских, казачьих и славянских организаций Казахстана, Заместитель председателя Комитета Государственной Думы Российской Федерации по информационной политике, главный редактор журнала "Русский дом", президент Международного фонда славянской письменности и культуры Александр Крутов, передает корреспондент ИА REGNUM.

"На этом языке говорили наши предки, на нем общались наши предки, на нем понимали наши предки, на нем вместе наши предки создавали великое государство, вместе жили, трудились и отдавали жизнь за него, - подчеркнул он.

Председатель Республиканского общественного объединения "Ак-Орда" Кайрат Сатыбалды подчеркнул, что вся казахстанская политическая, экономическая элита в основном получила классическое образование на русском языке.

"Не секрет, что для половины казахов, когда они встречаются проще и понятнее общаться на русском языке", - отметил он.

Старший советник Посольства РФ в Казахстане Станислав Макаренко подчеркнул, что во всех регионах Казахстана проводилось празднование Дня славянской письменности и культуры.

"Хочется сказать слова благодарности Казахстану, руководству Казахстана, Ассамблее народов Казахстана, общественным организациям за то, что по всей Республике в эти дни прошли мероприятия, каждый регион, каждая область, каждый город, не остался равнодушным к нему. Как Православное рождество, День Кирилла и Мефодия стал практически республиканским, многонациональным праздником для народов республики Казахстан. В Астане мы проводили соответствующие научно-практические конференции, шикарный концерт был дан в театре имени Куляш Байсеитовой в Астане.

Торжественное собрание Алма-Ате завершилось концертной программой.

Посол России в Казахстане принял участие в праздновании Дня славянской письменности и культуры в Павлодаре

25.05.2007, www.regnum.ru

Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Республике Казахстан Михаил Бочарников принял участие в праздновании Дня славянской письменности и культуры, который состоялся вчера, 24 мая, в Павлодаре. Об этом сегодня, 25 мая, корреспонденту ИА REGNUM сообщила председатель правления Славянского культурного центра Павлодара Татьяна Кузина.

Она сказала, что в праздновании, на котором присутствовало руководство города и области, приняли участие 11 коллективов. "Среди участников концерта были коллективы болгарской, греческой диаспоры, звучали произведения на казахском языке, так как казахский алфавит - на кириллице. Открылся концерт театрализованным представлением, в ходе которого артисты драматического театра в образах Кирилла и Мефодия рассказали об истории праздника", - отметила Кузина.

Кузина сказала, что после завершения концерта Михаил Бочарников отметил оформление сцены, погружавшее зрителя в эпоху Кирилла и Мефодия, выполненное художницей Валентиной Шишкиной и членами ее семьи. Бочарников от имени Российской Федерации подарил книги культурному центру. "Это более 6 тонн литературы, которые мы подарили ряду школ и библиотек, пяти нашим центрам", - сказала она. Татьяна Кузина сообщила, что Славянский культурный центр в Павлодаре существует 12-й год.




Дни славянской письменности на Украине

Дни славянской письменности (Пресс-служба «Русского собрания»)22 мая 2007, http://russian.kiev.ua

Пресс-служба «Русского собрания»

В конце 862 года к византийскому императору прибыло посольство от моравского князя Ростислава. Послы передали императору просьбу прислать в Моравию миссионеров. - Наши люди приняли христианство, и хотят слушать слово Божье на своём языке вместо латинского, которое слышат от немецкого духовенства, - пояснили послы.

     Император Михаил и патриарх Фотий с радостью откликнулись на предложение Моравии и направили к ним своих миссионеров – учёного македонянина Константина Философа и его брата Мефодия…

Всеукраинское национальное культурно-просветительское общество «Русское собрание» при содействии Государственного Комитета Украины по делам национальностей и религий Посольства Российской Федерации в Украине при участии Славянского Комитета Украины, 18-19 мая 2007 г. в Киеве, в рамках Дней славянской письменности провело мероприятия, посвящённые одному из важнейших событий славянского мира: созданию азбуки «солунскими братьями», Кириллом и Мефодием.

Научно-практическая конференция «Кирилл и Мефодий: слово и духовность» рассмотрела ряд интересных, значимых и сегодня проблем. Были заслушаны доклады «Азбука Кирилла и Мефодия как движитель развития славянства», « Литература – катализатор самоанализа в славянстве», «Язык и… экономика», «Деяния двух просветителей – пример служения единению славян», «Книга в отставку не уходит» и др. В Конференции приняли участие учёные, педагоги, творческие деятели, библиотекари, представители общественности и власти, руководители национальных обществ. Материалы Конференции издаются отдельным сборником.

Состоялся большой литературно-музыкальный концерт — празднование, в котором звучали русские, украинские, болгарские песни, стихи, бардовская музыка.

Пленум Славянского Комитета, прошедший в рамках Дней славянской письменности, обсудил ряд вопросов, стоящих сегодня перед славянской цивилизацией. Принято соответствующее Обращение, которое будет опубликовано отдельно.

Участники Пленума, активисты «Русского собрания» побывали в Киево-Печерской Лавре, соприкоснувшись с тем миром, который так упорно и целенаправленно отстаивали всю свою жизнь равноапостольные святые Кирилл и Мефодий.

Дни славянской письменности и культуры

 21.05.07, http://www.ruscultura.info

Алена Армашевская

Открытие Дней славянской письменности и культуры в этот раз состоялось в Русском культурном центре. При поддержке Министерства культуры и искусств, Управления культуры г. Симферополя и Крымской республиканской универсальной научной библиотеки им. И. Я. Франко здесь прошло грандиозное празднество. С теплыми словами о славянской культуре обратились к присутствующим директор Русского культурного центра М.М. Голубев, Председатель постоянной комиссии по культуре, делам молодежи и спорту О. Л. Родивилов, начальник Управления социокультурных учреждений Е.Г. Эмирова, председатель Союза белорусов Крыма Г.Ф. Жуковский.

Была богатой концертная программа. С песнями, частушками да прибаутками, в народных костюмах выступили участники праздника. На сцену выходили образцовые ансамбли песни «Сударушка» и «Крымуша», образцовый ансамбль танца «Симпатия», ребята из Симферопольской детской школы искусств и музыкальной школы. Названия номеров говорят сами за себя: «Донские казаки», «Ой, у полі верба», «Ясный сокол», «Пасла девка лебедів», «Кадриль», «Тройка».

Прекрасные выступления ребят окунули в атмосферу исконных народных праздников. Они напомнили о том, что, будь мы русскими, белорусами, украинцами, все мы одной крови – славянской.

Во Львове прошел первый фестиваль имени Корнея Чуковского (Украина)

www.regnum.ru, 24.05.2007

Русское общество им. Александра Пушкина провело первый литературно-музыкальный театрализованный фестиваль школьников Львова (Украина). Фестиваль, посвященный Году русского языка и 125-летию со дня рождения Корнея Чуковского, проводился с целью приобщения школьников к творчеству выдающегося сказочника. Об этом сегодня, 24 мая, корреспонденту ИА REGNUM во Львове сообщили в Русском обществе им. Александра Пушкина.

Целью фестиваля было раскрытие творческих способностей детей в процессе работы над инсценировкой и иллюстрированием произведений Корнея Чуковского. В фестивале приняло участие более 100 учеников младших классов, из львовских школ. Открывая фестиваль, заместитель председателя президиума Международного совета российских соотечественников, председатель Русского общества им. А. Пушкина Олег Лютиков отметил, что такой фестиваль проводится впервые, но тот задор, праздничное, радостное настроение, которое царили во всех школах во время его подготовки, вселяет уверенность, что этот фестиваль пройдёт замечательно, и будет иметь хорошее будущее. Юные участники фестиваля показали на сцене "Айболит", "Муху-Цокотуху", "Тараканище", "Мойдодыр", "Федорино горе", "Бибигон", "Телефон". Очень ценным было и то, что в зале собрались ученики из разных школ с русским языком обучения, и фестиваль стал одной из форм поддержки таких школ, содействия сохранению русского языка, развитию интереса к нему.

Почётные дипломы фестиваля вручил руководитель его оргкомитета, председатель Русского общества им. А. Пушкина Олег Лютиков. Тогда же всем участникам фестиваля были вручены и замечательные призы - книги, предоставленные представительством Росзарубежцентра на Украине.




На Кипре отпраздновали Дни славянской письменности и культуры

 Как сообщает ПРАВОСЛАВИЕ.RU, в рамках проведения Года русского языка в Никосии (Кипр) в Российском центре науки и культуры состоялся Праздник славянской письменности и культуры. Праздник был посвящен памяти великого русского поэта А.С.Пушкина.

28.05.07 http://www.russkie.org

Участниками праздника стали ученики и педагоги русских школ Кипра, школа искусств "Ангара", воскресная школа русского прихода малого храма св. Стилиана, представители Русского общества г. Ларнаки, представители Совета трудового коллектива Посольства РФ, деятели культуры и образования, представители кипрских и российских средств массовой информации, представители русской общины Кипра и православные жители Кипра.

В ходе мероприятия прошел праздничный концерт, детская художественная выставка "У лукоморья", мини-спектакль театральной студии школы искусств "Ангара" – "Пиковая дама". Все участники концерта получили в подарок книги А.С.Пушкина, а члены делегаций и все гости праздника альбомы с репродукциями византийских икон.

Третий праздник славянской письменности и культуры на Кипре в 2008 году пройдет в городе Ларнака совместно с Китионской епархией и будет посвящен теме "Русь и Византия".

В подготовке праздника приняли участие Российский центр науки и культуры, Русский Православный Образовательный Центр при поддержке Посольства РФ в республике Кипр.




В Нагорном Карабахе уделяется особое внимание русскому языку и культуре

24.05.2007, www.regnum.ru/news

2007 год объявлен в Нагорном Карабахе Годом русского языка. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM в Степанакерте, с начала года во всех школах Нагорного Карабаха проводится ряд мероприятий, посвященных русскому языку, письменности и культуре. В частности, в ходе декад русского языка и литературы организуются литературные чтения, конкурсы, выпускаются стенгазеты и т.д. На днях мероприятие, посвященное русской культуре, языку, литературе и фольклору прошло в средней школе N8 г. Степанакерта. В ряде школ столицы НКР были проведены конкурсы "Пушкин всегда с нами", "В мире русских народных сказок", "Русская фразеология" и др.

Как сообщила ИА REGNUM преподавательница средней школы N3 Анаида Айрапетян, признанная в 2002 году лучшим учителем русского языка и литературы города Степанакерта, дети демонстрируют прекрасные знания в русской орфографии, хорошо ориентируются в правилах рифмования и др. В текущем году в главном вузе Нагорного Карабаха - Арцахском государственном университете был проведен трехдневный методический семинар для учителей школ и преподавателей русского языка университета. Семинар, который был направлен на повышение уровня преподавания русского языка как иностранного, вела доцент Московского государственного университета Ирина Курлова.

Планируется организация круглого стола по проблемам преподавания русского языка в Нагорном Карабахе. Карабахцы традиционно испытывают симпатии к русскому языку и культуре. Во многих школах Нагорного Карабаха идет углубленное изучение русского языка. Русский язык знают практически все граждане НКР старше 30 лет. Широкое распространение русскоязычия в Нагорном Карабахе имеет исторические корни. В частности, это протест карабахских армян против насильственной тюркизации Нагорно-Карабахской автономной области в советские годы. Изучение армянского языка в это время было сокращено, но сузить употребление русского языка партийным боссам из Баку было не под силу.

На популяризацию русского языка и культуры направлена деятельность неправительственной организации "Русская община Нагорного Карабаха", которая объединяет как русских, так и других лиц славянского происхождения, проживающих в НКР. Руководство организации ратует за сохранение русских национальных традиций и самобытности проживающих в Нагорном Карабахе, распространение русского языка в республике. Во всех общеобразовательных школах г. Степанакерта "Русской общиной" были организованы 8 дневные курсы переподготовки преподавателей русского языка.




II Фестиваль русской поэзии в Республике Беларусь

С.Молодов, председатель оргкомитета фестиваля

18-19 мая в г. Бресте состоялся ІІ Фестиваль русской поэзии в Республике Беларусь, организованный Республиканским общественным объединением «Русское общество» совместно с Союзом писателей Беларуси при поддержке Генерального консульства Российской Федерации в г. Бресте. Он проходил в рамках Года русского языка и был посвящен Дням славянской письменности и культуры.

В фестивале приняли участие поэты, пишущие на русском языке, из всех областей Белоруссии и г. Минска, редакторы литературных журналов, директора издательств. На фестиваль приехали гости из Москвы: писатель, секретарь Правления Союза писателей России, Ответственный секретарь Исполкома Международного Сообщества писательских союзов, действительный член Петровской академии наук и искусств, лауреат многих литературных премий, заслуженный работник культуры РФ Иван Сабило; поэт, член Союза писателей России, главный редактор литературно-художественного альманаха «Брaтина», член жюри международных конкурсов «Золотое перо» и «Золотое перышко», лауреат Всероссийского литературно-театрального конкурса «Хрустальная роза Виктора Розова» Федор Черепанов. От российских соотечественников Молдовы литературный привет привезла поэт, член Союзов писателей России и Молдовы, председатель Ассоциации русских писателей Молдовы Олеся Рудягина.

Фестиваль начался конференцией «Насущные вопросы современной русской поэзии в Беларуси», которая прошла в областном общеобразовательном лицее.

Новинкой и важной составной частью фестиваля стал первый Республиканский конкурс русской поэзии среди молодых поэтов. С начала года в областях Белоруссии прошли региональные поэтические конкурсы, в которых приняли участие более 400 молодых поэтов, пишущих на русском языке. В большинстве регионов конкурс проводился раздельно по возрастным категориям. Так, например, в Брестской области победители определялись в категориях до 14 лет, от 14 до 18 лет, от 18 до 30 лет. Поэтический конкурс, проведенный Русским обществом и Союзом писателей Беларуси, открыл новые яркие таланты, дал дорогу многим юным дарованиям.

13 лучших молодых поэтов в возрасте от 18 лет были представлены на Республиканском конкурсе русской поэзии в г. Бресте. Победителей определяло представительное международное жюри, в которое вошли Иван Сабило (председатель жюри), Федор Черепанов, Олеся Рудягина, а также представители Белоруссии: поэт, первый секретарь Союза писателей Беларуси, лауреат Международных литературных премий им. С. Полоцкого и Н. Минского, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств Анатолий Юрьевич Аврутин; поэт, член Правления Союза писателей Беларуси, лауреат Специальной премии Президента Республики Беларусь Валентина Поликанина. Уровень произведений всех конкурсантов был так высок, что Анатолий Аврутин даже пошутил, что после конкурса маститым поэтам придется выше поднимать планку собственного творчества, чтобы не отстать от молодежи. Жюри было нелегко сделать свой выбор, и окончательное решение пришло после долгих и жарких дебатов. Победители были публично названы только на следующий день во время Праздника русской поэзии.

В конце первого дня фестиваля состоялся творческий вечер «Встреча вдохновений». Непринужденный обмен мнениями, дружеское общение, чтение стихов в кругу коллег по поэтическому цеху сблизило участников фестиваля, позволило им «себя показать и других посмотреть».

Утром 19 мая участники фестиваля посетили Брестскую крепость и возложили цветы к Вечному огню. Затем состоялись творческие встречи на филологическом факультете Брестского госуниверситета им. А. С. Пушкина, в областном лицее, средних школах № 12 и 31 с преподавателями, студентами, учителями и учащимися г. Бреста. Участники фестиваля рассказывали о своем творчестве, читали стихи и прозу, отвечали на вопросы слушателей.

И, наконец, главное действие Фестиваля – Праздник русской поэзии «Есть сила благодатная в созвучье слов живых».

Брестская областная библиотека им М. Горького подготовила прекрасную книжную выставку «Под сенью поэтического слова: русскоязычная поэзия Беларуси», которую с большим интересом осмотрели участники фестиваля и зрители.

Приветственное слово участникам фестиваля от имени Председателя Международного Сообщества писательских союзов Сергея Михалкова зачитал Иван Сабило. С приветствием выступили также представитель Брестского облисполкома Василий Марченко и вице-консул Генерального консульства Российской Федерации в г. Бресте Ольга Комарова.

Наступил долгожданный момент объявления победителей I Республиканского конкурса русской поэзии–2007 среди молодых поэтов. Ведущие праздника вскрывают конверты и объявляют имена лауреатов, а председатель оргкомитета фестиваля, Председатель Республиканского общественного объединения «Русское общество» Сергей Молодов и председатель жюри конкурса Иван Сабило вручают молодым дарованиям дипломы, цветы и призы – великолепные книги, полученные из России в рамках Программы поддержки соотечественников за рубежом.

Первое место в I Республиканском конкурсе русской поэзии среди молодых поэтов заняла 19-летняя Мария Казеко, студентка факультета славянской филологии Могилевского госуниверситета. Вместе с ней успеху дочери радовался ее отец – Александр Казеко, поэт из Могилева, член Союза писателей Беларуси, который также принимал участие в фестивале. Второе место разделили Анна Сосновская из Орши и Елена Кисель из Могилёва, третье место – Вячеслав Бельтюков из Бреста и Андрей Поляков из Гомеля. В номинации «За лучшее чтение своих стихов» победил Евгений Шиман из Витебска, лучшими в номинации «Приз зрительских симпатий» были названы Елена Дубеник из Бреста и Дмитрий Радиончик из Гродно. Победители конкурса прочитали свои стихи.

Затем настало время демонстрировать свое поэтическое мастерство признанным поэтам – представителям старшего поколения. Много мудрых, красивых, певучих поэтических слов прозвучало из уст выступающих. Среди участников Праздника русской поэзии не было человека, чья душа осталась бы равнодушной, не ликовала и не грустила вместе с поэтами.

Были на Празднике интересные экспромты. Поэт из Гродно Петр Семинский за считанные минуты сочинил буриме на слова, названные из зрительного зала, и аудитория долго от души аплодировала импровизатору.

Фестиваль закончился, гости разъехались с яркими впечатлениями от состоявшегося праздника, а оргкомитет продолжает свою работу. По итогам фестиваля планируется выпустить поэтический сборник, в который войдут новые произведения участников фестиваля, а также лучшие стихи победителей конкурса молодых поэтов.

Следующий, III Фестиваль русской поэзии в Республике Беларусь намечено провести в г. Бресте в 2009 году и посвятить его 110-летию со дня рождения А. С. Пушкина.




О Международном форуме русистов в Берлине (ФРГ)

14.05.2007, http://www.ln.mid.ru

13-14 апреля с.г. в Российском доме науки и культуры в Берлине состоялся Международный региональный форум ученых и преподавателей-русистов по проблемам функционирования и преподавания русского языка в странах Европы «Проблемы описания и преподавания русского языка как иностранного в третьем тысячелетии: состояние и перспективы развития».

Мероприятие было организовано Российским центром науки и культуры в Берлине при содействии Посольства России в ФРГ. Активную поддержку в его проведении с немецкой стороны оказали Институт славистики Университета имени А.Гумбольта в Берлине и Немецкая Ассоциация преподавателей русского языка и литературы.

На пленарных и секционных заседаниях участники форума (свыше 100 человек из России, Германии, Франции, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, Испании, Японии) обменялись опытом, заслушали более 60 докладов и сообщений исследователей-филологов и преподавателей, представляющих научные школы 10 стран мира.

В рамках мероприятия также состоялись методический семинар для преподавателей русского языка билингвальных европейских школ и презентация книг российских издательств.




21-я международная ярмарка книги и прессы

В Женеве в выставочном комплексе PALEXPO завершилась 21-я международная ярмарка книги и прессы, почетным гостем которой впервые стала Российская Федерация.

17.05.2007, http://eursa.org/node

Иосиф ШЛЕЙХЕР, Русская Германия,.

  В качестве полноправных посланцев России в Швейцарию прибыли Виктория Токарева, Юрий Поляков, Петр Алешкин, Эдвард Радзинский, Лев Котюков, Василий Аксенов, Максим Замшев, Татьяна Жарикова, Александр Кабаков, Виорэль Ломов, Татьяна Устинова, Владимир Молчанов, Григорий Гаспарян, Игорь Витюк, Надежда Мирошниченко, Ольга Славникова, Валерий Казаков, Игорь Тюленев, Равиль Бухараев, Валерий Попов и другие известные писатели, представляющие практически весь спектр современной российской литературы.

Влияние литературы на власть, роль прессы в современном мире живо обсуждались на «круглых столах» и в одиночных писательских выступлениях. А еще были встречи с читателями в Национальной библиотеке Швейцарии в Берне и в библиотеке Восточной Европы в Базеле, поездка в Монтре с посещением гостиницы, где жил Владимир Набоков, и кладбища, где похоронены он и его жена, прогулки вокруг Женевского озера, где некогда «совершали променад» Вольтер, Александр Дюма, Виктор Гюго, Николай Гоголь и Федор Достоевский, крестивший здесь свою дочку.

Значительное место на Женевской ярмарке было уделено изучению русского языка, его роли в современном мире и взаимоотношениям с литераторами ближнего и дальнего зарубежья, пишущими по-русски. И весьма кстати генеральный директор московского издательства «Голос-Пресс» Петр Алешкин представил новую книжную серию «Писатели русского зарубежья», в которой будут выходить произведения современных прозаиков и поэтов, живущих вне России.

Как заявил Петр Алешкин, в ближайшие два года планируется выпустить порядка двадцати книг писателей, живущих в Болгарии, Венгрии, Германии, Греции, Франции, Израиле, США, Молдове, Украине и Литве.

Затем в рамках этого проекта состоялась презентация новой книги живущего в Мюнхене писателя и публициста Александра Фитца «Возвращение блудного немца» и первой книги рассказов молодой писательницы из Лондона Екатерины Руперти «Бабочки».

И еще одним из событий ознаменовалась Женевская ярмарка. Александр Фитц, первым из писателей, живущих в Западной Европе, был награжден «Золотой Есенинской медалью» Союза писателей России. Как сказано в прилагающемся к медали дипломе, этой награды он удостоен «За верность традициям русской литературы, укрепление и развитие культурных связей между Германией и Россией». По завершении ярмарки все русские книги, представленные на ней, были переданы факультету славистики Женевского университета.




В Хельсинки собрались русскоязычные СМИ Финляндии

18.05.2007, http://eursa.org/node

 Алина ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ

6 мая в Российском центре науки и культуры в Хельсинки проходил семинар «СМИ на русском языке в Финляндии: перспективы развития».

Русскоязычные СМИ Финляндии были представлены на семинаре не только редакторами и журналистами семи печатных изданий, но и руководителями электронных масс-медиа.

Леван Твалтвадзе, сотрудник Русской службы государственной телерадиокомпании «Юлейсрадио» и газеты «Спектр», подготовил доклад на тему «Для кого и ради чего мы работаем?». В планах «Юлейсрадио» - начать русскоязычное новостное телевещание в течение ближайших двух лет. С одной стороны, это создаст возможности для трудоустройства, с другой - возникает вопрос о том, какая информация и в какой форме будет представлена в этих новостях? В качестве подготовки к этому старту участники семинара решили начать выпуск еженедельных телепрограмм, которые могли бы быть размещены в сети на базе портала Suomi.ru.

Администратор Suomi.ru Антон Уймонен обсудил с собравшимися вопросы маркетинга русскоязычных СМИ для рекламодателей и потребителей. Повысить свое присутствие в Интернете необходимо и печатным СМИ – возможно, это увеличит интерес со стороны русскоязычной молодежи, которая сегодня не слишком жалует местные газеты и журналы на родном языке. Над привлечением молодежной аудитории работает общество «Логрус», группа начинающих русских журналистов столичного региона и молодежный сектор ФАРО – Финляндской Ассоциации русскоязычных организаций.

Тем не менее русскоязычные СМИ Финляндии набирают силу, начинают выпускаться в новом качестве: например, стал выходить еженедельник «Спектр», коренным образом отличающийся от ежемесячного издания, а журнал «LiteraruS» теперь стабильно выходит четыре раза в год. Появляются местные издания на русском языке, публикующие официальную информацию коммунальных органов. Таким изданием стал журнал «Мозаика» (г. Ювяскюля). Его главный редактор Татьяна Дольцева выступила с докладом о русскоязычных СМИ как канале интеграции. Ведь это естественный, эффективный и, к сожалению, пока неоцененный финским государством канал, на важность которого могла бы обратить внимание специальная инициативная группа. Стать координатором такой группы участники семинара предложили ассоциации ФАРО.

Кроме того, возникла идея создания общего виртуального банка данных по материалам и фотографиям и центра переводов, куда можно было бы обратиться за срочным переводом материала.

Завершило семинар выступление директора Института России и Восточной Европы Сеппо Лаллукка, который рассказал о планах института. В частности, о закупке видео- и компьютерного оборудования для оснащения мобильной студии для общественных организаций. Уже в 2008 году планируется начать курс обучения на рабочем месте русскоязычных работников СМИ. Сеппо Лаллукка заявил и о готовности принимать в архив института видеоматериалы и начать формирование архива русскоязычных печатных СМИ.

Публикация подготовлена по материалам ФАРО.




Что день грядущий нам готовит?

Современное языковое законодательство Республики Казахстан (РК) неспособно решить языковые противоречия в казахстанском обществе. Подтверждением чего является тот факт, что на протяжении 10 лет Конституционный Совет (КС) дал два толкования по использованию русского языка в публично-правовой сфере.

15.05.2007http://www.russians.kz/

Максим Крамаренко

Что день грядущий нам готовит?Если в 1997 году КС РК указал на то, что норма, регулирующая употребление русского языка должна пониматься однозначно: «в государственных организациях и органах местного самоуправления казахский и русский языки употребляются в равной степени, одинаково, независимо от каких-либо обстоятельств», то в 2007 статус русского языка скорректировали, добавив следующую формулировку: «верховенство статуса государственного языка означает закрепление Конституцией и возможность установления законами исключительности либо приоритетности его применения в публично-правовой сфере».

То есть, начиная с 2007 года, Парламент РК может принять ряд законопроектов, согласно которых в сфере взаимодействия государства и общества может быть заложена норма об исключительном использовании только казахского языка. Например, в депутаты Маслихата и Мажилиса могут быть избраны только граждане РК, говорящие по-казахски. Получается, что, не изменяя нормы Конституции и Закона о языках в РК, статус русского языка может быть де-факто снижен. Что обусловлено несовершенством (лукавостью?) юридических формулировок, позволяющих их наполнять различным смыслом.

Обеспокоенность языковой ситуацией отразил на прошедшей в конце апреля II конференции русских организаций Казахстана в своем докладе И. Климошенко:

«В предстоящем изменении Конституции статус русского языка не должен быть снижен, но он должен быть уточнен. Вместо расплывчатого "официально употребляется в органах государственной власти и органах местного самоуправления" должно быть записано, что русский язык является официальным языком Казахстана. Это соответствует его реальным функциям и статусу.

Закон о языках, на наш взгляд, должен состоять из трех-пяти статей, как, например, в Финляндии. Разница в статусах между государственным и официальным языками будет заключаться в таком случае не в разнице сфер употребления, как это имеет место сейчас - казахский употребляется везде, а русский только в органах государственной власти и местного самоуправления - а в приоритете использования. Например, Послание Президента страны к народу Казахстана, открытие Сессии Парламента, открытие военного Парада с участием главы государства должны начинаться с государственного языка, а потом в зависимости от ситуации, от желания и целей говорящего, продолжаться на казахском или переходить на русский. А также в том, что государственный язык будет выполнять роль еще одного государственного символа, так же как гимн, флаг, герб. Гимн страны должен исполняться только на государственном языке».

Язык - это коммуникативная основа управления государством. Исходя из чего, решение языковых противоречий в казахстанском обществе должно стоять на первом месте в предстоящем изменении Конституции. Поэтому законодательные инициативы по конкретизации нормативных формулировок в сфере употребления русского языка, предложенные председателем РСД «ЛАД» И. Климошенко, являются крайне своевременными.

Известно, что языковые противоречия всегда приводили к напряжённости и конфликтам в человеческом обществе. Для этого можно вспомнить хотя бы библейских миф о вавилонской башне, которую люди не смогли достроить из-за того, что в определенный момент, прогневав Бога, заговорили на разных языках. Великое переселение народов и зыбкость границ древних государств только усилили проблему языкового многообразия.

В практике государственного строительства с тех времен выработалось два подхода в разрешении языковых проблем.

Одни государства, выбрав путь языковой и этнической ассимиляции с лозунгами один язык - одна нация, создавали образцы этноктратического устройства общества. Такой подход приводил, обычно, к сегрегации, национальному угнетению, и в итоге - к этническим чисткам, как было в Турции, в фашистской Германии, в развалившейся Югославии и Нагорном Карабахе.

Другие государства решили этот вопрос, выбрав сохранение государственного многоязычия, и сейчас они являются первыми в списках конкурентоспособных стран. Примером чему служат Швейцария, Финлядния и Бельгия. Эти страны - образец правового государства, где в максимальной степени учитываются языковые, культурные и политические права нацменьшинств.

Выбор одного из этих подходов определит и дальнейшее развитие нашего государства.




Языковая политика в Восточно-Казахстанской области

Развитие независимого Казахстана показало, что внедрение государственного языка во все сферы общественной жизни, а самое главное в делопроизводство, - более сложный процесс, чем определялось вначале.

16.05.2007, http://8888.kub.kz

Юлия Гужвенко.

В советский период выросло целое поколение людей, принадлежащих к казахскому этносу, работающих в аппарате органов государственной власти, и не умеющих готовить документы на государственном языке. Осознание данного факта в середине 1990-х гг. и постоянное его обсуждение на страницах прессы подтолкнуло руководство республики к конкретным действиям. С 1994 г. начала работать Государственная терминологическая комиссия, которая осуществляла процесс перевода терминов с русского языка на казахский. Выпускались новые словари, учебники, пособия для переводчиков. Терминологическая комиссия систематически вносила поправки в ранее утвержденные термины, которые и сейчас публикуются на страницах «Казахстанской правды». Обилие нововведенных терминов, множество редакций словарей, изменения в самой структуре языка в столь короткое время сделали классический (официальный) казахский язык элитарным. Свидетельства из бытовой жизни показывают, что он не всегда понятен для основной массы казахов и вызывает затруднения при использовании в делопроизводстве, письменной речи, общественной жизни. Роль посредника по-прежнему играет русский язык.

Восточно-Казахстанская область относится к регионам, где государственным языком по данным переписи 1999 г. владели около 55,4% Примерно такие же показатели степени владения и даже меньше зафиксированы в центральных и северных областях Казахстана, в которых традиционно силен русский этнический компонент (Акмолинская – 43,6%, Карагандинская – 46,4%, Костанайская – 39,3%. Павлодарская – 46,4%, Северо-Казахстанская – 36,4%) . В этно-языковом отношении Восточно-Казахстанская область легко «делилась» на два региона: Семипалатинский, с преобладанием казахского языка, и собственно Восточно-Казахстанский или Усть-Каменогорск. Регионализм в Восточно-Казахстанской области проявляется и в политических решениях руководства государства по данному вопросу.

Языковые процессы в Семипалатинском регионе и г. Семипалатинске исследовались Центром социологического мониторинга и прогнозирования СемГУ им. Шакарима. Эксперты отмечают, что в целом наблюдались положительное разрешение противоречий, которые накопились в результате возрастания социальной и государственной роли казахского языка в условиях русскоязычного социально-коммуникативного пространства в городах. Казахский язык в начале 2000-х гг. уже получил широкое распространение в среде русских и других национальностей, но экспертами не оговаривалось сфера его применения и качество использования государственного языка. Для абсолютного большинства опрошенных в 2005-2006 гг. казахов русский являлся вторым языком, которым они владеют в совершенстве (79,1% опрошенных). Для 27,4% опрошенных казахов русский оставался родным.

При этом наблюдалась тенденция к уменьшению удельного веса тех респондентов, которых удовлетворяет характер функционирования родного языка, причем это отмечалось как среди казахов, так и среди русских. Казахи в большей степени были недовольны тем, что их соотечественники ещё не овладели своим языком (78% случаев), степень недовольства у русских практически такая же – 75,7%. Русские респонденты в одинаковой степени оставались недовольны казахами и русскими, не овладевшими государственным языком (около 58% опрошенных). Возможно, такая степень неудовлетворенности использованием казахского языка обусловлена ограниченной сферой его распространения – бытовая сфера, средства коммуникации при проведении массовых мероприятий – праздников, концертов, знаменательных дат, где не требуется применение языка на высоком уровне с употреблением терминов. Русские осознают, что они должны владеть государственным языком, но препятствием к этому является высокая степень распространения русского же языка среди казахов-«двуязычников», недоступность учебно-методического комплекса и квалифицированных кадров, а в некоторых моментах проявляется субъективный человеческий фактор - нежелание. Б. Андерсон очень точно заметил, что «каждый язык можно усвоить, но его усвоение требует от человека затраты вполне реальной части жизни: каждое новое завоевание отмеряется убыванием его дней. Доступ человека к другим языкам ограничивается не их непроницаемостью, а его смертностью. Отсюда свойственная всем языкам некоторая закрытость». Действительно, освоение языка как государственного нетитульными этносами Казахстана может растянуться во времени из-за вполне объективных обстоятельств.

Социологические исследования зафиксировали, что языковые противоречия проявляются в конфликтных ситуациях повседневной жизни. 58,5% опрошенных отметили, что им приходилось сталкиваться с различными случаями, когда незнание казахского или русского языков, а точнее не использование какого-то языка в определенных контактах, являлись причиной конфликтов.

Несомненно, что основными подразделениями, в которых осваивается язык молодым поколением казахстанцев, является школа и вуз. Характерно, что в 1990-е гг. численность школ с обучением на казахском языке росла, а в начале 2000-х гг., наоборот, и в Казахстане, и в Восточно-Казахстанской области отмечалась обратная тенденция: например, в 2002 г. появилось 57 смешанных школ.

Приведенные данные свидетельствуют об общеказахстанской тенденции смены приоритетов в образовании с чисто национального (казахского) на европейское (русское, либо обучение на казахском языке), смешанное. За первое постсоветское десятилетие и казахстанскому руководству, и населению пришлось убедиться, что экономическое развитие Казахстана, участие государства в глобальных процессах требует более универсального образования, чему в большей степени соответствует образование на русском языке. Распространение национальной системы образования без знания других языков ограничивает будущее молодых специалистов региональными, а иногда и местными, районными, рамками. Маловероятно, что казахский язык в ближайшем будущем сможет заменить русский в культурном общении, образовательном техническом пространстве, в качестве языка ежедневной прессы и средств массовой информации.

В дошкольных образовательных учреждениях образование на государственном языке практически не было распространено. Это связано с тем, что в области в целом не развита сеть дошкольных учреждений. Существовало всего лишь 69 детских садов, и только 5 из них осуществляло обучение и воспитание на казахском языке . В нескольких докладах о функционировании государственного языка в Восточно-Казахстанской области отмечалось, что к началу 2000-х гг. удалось преодолеть кадровый голод, когда остро ощущался недостаток преподавателей государственного языка с соответствующей квалификацией. К 2003 г. положение выправилось, только 10,3% учителей не имели специального образования.

Как показывает практика, обучение в ВУЗах и средне-специальных учебных заведениях построено по принципу разделения на 2 направления: обучение в группах на казахском и русском языках. Интервью с работниками сферы образования показывают, что успешнее всего преподавание на казахском языке осуществлялось в обучении гуманитарным специальностям. За 1990-е гг. в сфере гуманитарных наук удалось перевести на казахский язык, либо написать новые учебники, разработать методические рекомендации и в целом создать удовлетворительные учебно-методические комплексы. Изучение технических дисциплин на казахском языке вызывает больше затруднений, так как его специальный терминологический аппарат только развивается и его не достаточно для того, чтобы написать полноценный учебник по техническим или медицинским дисциплинам. Это доказывает тот факт, что только 22% студентов технических вузов в республике получают образование на государственном языке. Несмотря на определенные трудности, в одном из ведущих вузов области, Восточно-Казахстанском государственном техническом университете им. Серикбаева, 29 специальностей представлены на государственном языке. Проведение конкурса знатоков казахского языка среди студенческой молодежи на приз акима Восточно-Казахстанской области или участие молодежи в подобных конкурсах в отдельных вузах области и республики является, несомненно, весьма нужной и обоснованной традицией.

Повседневная жизнь также становится объектом этноязыкового реформирования. Поэтапность внедрения языка в начале 2000-х гг. привела к тому, что все официальные документы, отчетная документация и многое другое стали предоставляться на казахском и русском языках для внедрения делопроизводства на государственном языке, и в целом психологической подготовки населения. Несмотря на то, что в области происходило укрепление этноязыкового строительства на национальной основе, результаты социологического опроса о состоянии и перспективах этнолингвистической политики Республики Казахстан, проведенного исследовательским центром «Дана» в 2002 г., свидетельствуют, что негативнее всего к языковой и национальной политике властей РК относятся как раз в Восточном Казахстане. В области количество респондентов, не изучающих казахский язык, превалирует над респондентами, изучающими его. Наиболее высокий процент опрошенных, собирающихся уехать за пределы республики, был зафиксирован в Восточно-Казахстанской (30 %), Северо-Казахстанской (21,6%) областях и г. Астане (23,9%). В этническом разрезе значительный потенциал миграции фиксировался у представителей немецкой (35,5%), русской (29,9%), украинской (19,2%), корейской (11,8%) этнических групп.

В наибольшей степени были настроены на митинги, демонстрации и забастовки опрошенные г. Астаны (4,3%), Восточно-Казахстанской области (1,7%), Северо-Казахстанской области (1,4%) . Таким образом, реализация давно намеченных реформ вызывала у населения негативный потенциал, наличие которого отмечалось в различных социологических исследованиях.

В 2007 г. руководство Казахстана во многих областях осуществляет перевод делопроизводства на казахский язык в деловой, государственной и официальной документации. По-видимому, сложились все предпосылки для следующего этапа преобразований. Казахстанские лидеры осознают специфику северо-восточных областей и даже внутриобластную восточно-казахстанскую специфику, поэтому сроки реализации государственной программы внедрения казахского языка в делопроизводство внутри Восточно-Казахстанской области отличаются. В 2006 г. было объявлено, что на государственную чиновничью должность с июля 2007 г. в Семипалатинске могут претендовать только те лица, которые знают государственный язык. С начала 2007 г. начался перевод официальной документации на казахский язык, которая до этого момента предоставлялась на двух языках. В г. Усть-Каменогорске введение государственного языка предполагается с 2008 г., хотя первоначально предусматривалось это сделать в 2010 г.

Информированность населения г. Усть-Каменогорска о смещении перевода сроков делопроизводства в Восточно-Казахстанской области на казахский язык с 2010 по 2008 гг. достаточна низка. Вопрос о степени информированности населения о сроках перевода делопроизводства был задан во время социологического исследования по заказу акимата Восточно-Казахстанской области. В результате 55% затруднившихся ответить на данный вопрос слышат об этом впервые, 18% владеют данными сведениями. Только 11 % устькаменогорцев слышали об утверждении новых сроков и совершенно не владеют информацией 16% опрошенных . В отчете акимата отмечено, что «необходимо разработать систему оповещения населения о смещении сроков перевода делопроизводства на государственный язык с 2010 до 2008 гг., так как неинформированность устькаменогрцев является сдерживающим обстоятельством начала новой миграционной волны». Было отмечено, что информацию о смещении сроков введения государственного языка окончательно следует выдавать дозированно.

При анализе этноязыковой обстановки в г. Усть-Каменогорске были выделены несколько групп населения по стремлению или нежеланию изучать государственный язык:

1. Группа тех, кто хорошо знает государственный язык, среди опрошенных их доля составляла 13%;

2. Группа тех, кто реально предпринимает шаги, чтобы выучить государственный язык – 8%;

3. Доля респондентов, которые имеют такие намерения, не превышает 6% населения. Желающих выучить казахский язык – 9%. При этом 3% хотели бы изучать язык, но препятствием для них является отсутствие высококвалифицированных кадров;

4. Только 7% устькаменогорцев считают, что в знании казахского языка нет необходимости.

Настораживает высокий процент затруднившихся ответить, что свидетельствует о сомнениях горожан по поводу изучения государственного языка.

В этносоциальном плане распределение населения по знанию государственного языка в г. Усть-Каменогорске выглядит следующим образом:

Казахский язык знали казахи в возрасте 44-49 лет, которые являлись квалифицированными специалистами;

Казахский язык изучали русские в возрасте от 8 до 29 лет, по социальному составу обучающиеся, преподаватели, интеллигенция;

Собирались изучать казахский язык – русские в возрасте от 30-39 лет – инженерно-технические работники;

Хотели бы изучать, но нет возможности – население в возрасте 18-29 лет, преимущественно украинцы;

Хотели бы изучать, но нет специалистов – русские в возрастной группе 40-49 лет, продавцы;

Не видели в этом необходимости – русские старше 60 лет, пенсионеры.

Представленная градация отражает условия, в которых развивалось казахстанское общество в начале 2000-х гг. Нежелание средней и старшей возрастных категорий граждан изучать государственный язык обусловлено тем, что представители этих групп уже заняли определенную социальную нишу, освоили профессию, преимущественно в тот период, когда знание языка не являлось приоритетным, и в большинстве случаев в силу возраста и положения перестали быть мобильными. К тому же позицию этой категории населения подтверждает тезис Б. Андерсона о том, что каждому языку свойственна закрытость и для всестороннего его освоения необходимо много времени . Молодое поколение, осознающее конъюнктуру рынка труда и выросшее в условиях постсоветского Казахстана, более подвижно, активно и заинтересовано в изучении государственного языка.

В то же время основными условиями, при которых молодежь в возрасте 18-29 лет осталась бы в Казахстане, является присвоение русскому языку статуса государственного, устранение неблагоприятной экологической обстановки и решение жилищной проблемы. Аналогичным образом определяли для себя условия, при которых они остались бы жить в Казахстане, и представители возрастной группы от 30 до 39 лет. Для устькаменогорцев в возрасте от 50 до 59 лет главными условиями для прежнего проживания в Казахстане являлось повышение уровня благосостояния и решение экологических проблем, среди данной группы наибольшее количество респондентов, которых все устраивало. Для лиц пенсионного возраста (от 60 и старше) важным являлись проблемы повышения благосостояния, улучшения экологической ситуации в городе и гарантирование государством равных прав для всех этнических групп .

Представленные данные свидетельствуют, что г. Усть-Каменогорск является точкой напряжения этнополитического, этноязыкового, этнодемографического пространства, но пока межэтнический конфликт и миграционные настроения носят здесь латентный характер. Аналитические отчеты социологических исследований, которые проводятся акиматом Восточно-Казахстанской области, свидетельствуют о том, что основным источником предполагаемого конфликта служит языковая политика, недовольство населения в отношении дискриминации по этнической принадлежности и отсутствие у русского языка статуса государственного. В отчетах обращено внимание, что результаты прежнего замера были менее выраженными.

Особая ситуация в городе Усть-Каменогорске, в котором большинством населения являются русские, может затруднить введение казахского языка как государственного. Во время полевых исследований было зафиксировано мнение одного из экспертов области об окончательном введении казахского языка в делопроизводство: это может привести к повсеместному внедрению в аппарат управления особого контингента лиц, владеющих языком, но являющихся представителями традиционной сельской культуры. Образованных кадров со знанием казахского языка на все государственные структуры области и города Усть-Каменогорска не хватит. Осуществление таких тенденций может затруднить функционирование государственной структуры управления, снизить культурный уровень городов .

В 1990-е гг. укрепление казахского языка осуществлялось через наращивание его семантического потенциала, внедрение новых терминов, перевод отдельных слов. Казахский язык стал приобретать форму, которая могла бы соответствовать государственному языку. В 1990-е гг. были проведены мероприятия по подготовке квалифицированных кадров, которые могли бы преподавать казахский язык. В результате в начале 2000-х гг. сложились предпосылки для поэтапного внедрения языка в делопроизводство, общественную жизнь.

В целом языковая политика и реакция на проведение мероприятий правительством в рамках данной программы значительно отличаются в Семипалатинске и Усть-Каменогорске. Разница заключается в их этнической специфике. В частности, более спокойное отношение к внедрению казахского языка в делопроизводство в Семипалатинском регионе, где преобладает казахское население, в то время как в русскоязычном Усть-Каменогорске в связи с языковыми процессами очерчивается круг проблем, таких, как нежелание изучать государственный язык, неинформированность населения по поводу перенесения сроков окончательного перевода делопроизводства на казахский язык.

Укрепление статуса и позиций государственного языка в Восточно-Казахстанской области является несомненным фактом, но данные тенденции пока имеют непрочную основу. Проявляется это в некотором уменьшении спроса населения на обучение в национальных школах в начале 2000-х гг. Эту тенденцию можно объяснить как в целом демографическим спадом, так и предпочтением населения обучать детей в смешанных казахско-русских школах, наличием определенных проблем в обучении по медицинским и техническим специальностям на государственном языке, унификацией новообразований казахского языка.

В целом, проявляется озабоченность властей развитием этноязыковых процессов в области, о чем свидетельствуют постоянные социологические замеры настроений устькаменогорцев, семипалатинцев и восточно-казахстанцев в целом. Введение казахского языка как государственного в г. Семипалатинске в начале 2007 г. пока нельзя оценить однозначно, но можно отметить, что языковая политика руководства Казахстана может стать элементом обострения отношений русскоязычного населения и титульного этноса, особенно в Восточно-Казахстанской области, где значительна доля русских (русскоязычных).

Об авторе: Гужвенко Юлия Николаевна – сотрудник учебно-исследовательской лаборатории «Россия и Восток» Барнаульского государственного педагогического университета




О едином информационном пространстве. Или почему Беларусь-ТВ не пускают в Россию?

Российские каналы входят в белорусский «социальный пакет» зрителя бесплатно, но почему то за вхождение белорусского телеканала в кабельную сеть в одной только Москве коммерсанты затребовали десятки миллионов долларов.

17.05.2007 http://www.lukashenko2008.ru

Александр ГАЙДУКОВ.

Уже третий год вещает на российских просторах международный спутниковый канал «Беларусь-ТВ». Основу его материалов составляют лучшие фильмы и передачи ведущего телеканала республики («первой кнопки») – Белтелерадиокомпании.

Одно из достоинств канала в том, что он государственный и некоммерческий – на нём полностью отсутствует реклама. Вещание круглосуточное и практически полностью на русском языке. Кстати, это единственный из нероссийских каналов, который имеет лицензию на вещание в полном соответствии с законами Российской Федерации.

  Любителей жестокости и «клубнички» «Беларусь-ТВ» может разочаровать: низкопробной продукции в его ассортименте нет, и в погоне за рейтингом он никогда не переступает ту грань, за которой пошлость и цинизм. «Беларусь-ТВ» – это ответственное телевидение с добротной информационно-политической, просветительской и культурной начинкой. Неслучайно в 2005 году Евразийской телеакадемией он признан событием года на евразийском информационном пространстве.

 Однако аудитория телеканала в России пока чуть больше 3 млн. зрителей. 2-2,5% жителей Российской Федерации могут смотреть «Беларусь-ТВ». Но ведь других возможностей узнать, как живёт братская республика, у большинства россиян нет: Интернет пока ещё доступен незначительной части населения, а белорусские издания в России представлены лишь небольшими тиражами.

И это притом что в Беларуси, как ни в какой другой стране, хорошо себя чувствуют такие каналы, как «Россия», Первый канал, НТВ, «ТВ Центр». Неудивительно, подумаете вы, ведь Союзное государство строим. А в нём, как известно, должно быть почти всё общим, и информационное пространство в том числе. Но что же это за общее пространство при полном доминировании российских СМИ? Причём, как показал недавний нефтегазовый конфликт, российские масс-медиа дружно и не утруждая себя объективностью осуществляли сильнейшее давление на республику. Создавалось порой впечатление, что у «Газпрома» не один канал – НТВ, а сразу несколько.

 Ещё раз подчеркнём, что белорусский канал русскоязычный. Много ли ныне таких? Нет, и вряд ли они предвидятся. Напротив, за последние годы русскоязычное пространство сжимается вокруг России подобно шагреневой коже, а следом за ним и зона российского влияния. Даже считающийся дружественным Казахстан, и тот, покончив с кириллицей, перешёл не так давно на латиницу, создав весьма серьёзный, по мнению экспертов, прецедент для народов Российской Федерации. Не стихают в казахском парламенте и ожесточённые споры о пересмотре статуса русского языка и, вероятно, националисты смогут одержать победу и здесь.

 Похоже, что неслучайно 2007 год объявлен годом русского языка. Хотя этот язык вовсе не язык бизнеса и не на нём говорят олигархи, оседающие в Лондоне и других элитных западных городах. Даже весьма прагматичному Кремлю со всей очевидностью стало ясно, что общество без идейных и культурных ценностей не может полноценно существовать, тем более развиваться, а ценности эти целиком базируются на великом и когда-то могучем...

В этом контексте вспоминается Латвия с её демонстративной дискриминацией русскоязычного населения, которую якобы не смог прекратить даже «супердемократичный» Евросоюз. Или когда одна за другой бывшие постсоветские республики прекращали трансляцию российских телеканалов: недавно, например, это сделал Азербайджан. А Украина прекратила российское телевещание ещё раньше – в 1996 году! И разговоры о НАТО становятся там всё отчетливее в отличие от дискуссий о ЕЭП.

Одна Белоруссия настойчиво пытается подставить плечо России. И её канал «Беларусь-ТВ» лишнее подтверждение тому, что она стремится к союзу с Россией. Но делает это она вовсе не для того, чтобы слышать заявления об иждивенчестве или получать предложения стать ещё одной Смоленской областью. Белорусы хотят, чтобы всё было как у людей, то есть как положено в Союзном государстве – на равноправной основе. Между тем в России, так убедительно изобличая двойные стандарты и давление Запада, почему-то не замечают, что сами стали общаться с ближайшим союзником с позиции силы.

 Неужели и впрямь кто-то рассчитывает, что союзный референдум и принятие Конституционного акта можно проводить исключительно под аккомпанемент российских телеканалов? Во всяком случае последняя союзная программа «Минск–Москва» прекратила своё существование на канале «Россия» ещё 1,5 года назад, но ничего взамен так и не появилось. Для полноты картины отметим, что если российские телеканалы входят в белорусский «социальный пакет» и доставляются зрителю бесплатно, то за вхождение белорусского телеканала в кабельную сеть в одной только Москве коммерсанты затребовали многие десятки миллионов долларов.

Кстати, Госдеп США сразу после нефтегазового кризиса отчего-то озаботился положением белорусского языка в республике и оперативно подготовил заявление о его дискриминации. Но отнюдь не проблемы белорусского языка волнуют вашингтонский обком, а почти нескрываемое желание сыграть и на этом поле против России. Чем не подходящий повод выдавить российские масс-медиа с белорусского информационного поля, тем более и вели-то они себя не по-джентельменски, да и «Беларусь-ТВ» явно ущемлён в правах на российских просторах.

Всем, кто не лишён здравого смысла, вполне очевидно, что знакомство массового российского зрителя с каналом «Беларусь-ТВ» не только в интересах Белоруссии, но и самой России. Это тот самый кирпичик доверия в общем фундаменте, необходимое условие гармонизации отношений двух стран в информационной сфере и взаимообогащении культур. Конкретные шаги по открытию зелёной улицы белорусскому каналу стали бы достойным событием объявленного российским президентом года русского языка и реального, а не декларативного движения к союзу двух стран.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ