Notice: Undefined variable: links in /home/materik/materick.ru/docs/bullib.php on line 249
Материк. Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Каковы сегодня перспективы приднестровского урегулирования?

29.05.2007 г., Геннадий Коненко

Несмотря на то, что в СМИ появилось изрядное количество публикаций о возможном скором, чуть ли не 10 июня с.г., решении «застарелой» приднестровской проблемы, такое развитие событий, на наш взгляд, вряд ли реально в ближайшем будущем.

Переговорный процесс по урегулированию находится в тупике, хотя нет недостатка в призывах со стороны посредников и наблюдателей к Кишиневу и Тирасполю вернуться за стол переговоров и возобновить поиски основы для нормализации молдавско-приднестровских отношений.

Позиции сторон – Молдовы и Приднестровья в настоящее время диаметрально противоположны.

Кишинев видит решение проблемы только в рамках принятого молдавским парламентом 22 июля 2005 г. Закона об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья).

Тирасполь, основываясь на результатах референдума, проведенного в ПМР 17 сентября 2006 г., заявляет о своем стремлении строить независимое от Молдовы государство с возможным присоединением в будущем к России.

И в молдавском, и в приднестровском случае, компромиссных решений в деле урегулирования не просматривается. Молдаване должны отменить упомянутый закон, если они хотят найти взаимоприемлемый выход из создавшегося положения, приднестровское руководство, если оно вдруг озаботится поисками компромисса, должно будет проигнорировать волеизъявление своего народа, который оно само и подвигло голосовать за независимость Приднестровья.

Вот и президент ПМР И.Смирнов, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции в Москве 24 мая, организованной в ходе проведения в России «Дней Приднестровья», повторил, что Молдова и Приднестровье за 16 лет раздельного проживания стали настолько разными государствами, что объединение их в принципе невозможно.

Само возобновление переговоров весьма проблематично, т.к. между сторонами конфликта доверие по отношению друг к другу полностью отсутствует. Надо сказать, что к этому приложил руку в основном Кишинев.

Приднестровцы свое возможное участие в будущих переговорах обставляют требованием предварительного подписания т.н. транзитного протокола, где бы восстанавливалось их право на самостоятельное осуществление внешнеэкономической деятельности. В принципе, Тирасполь, как представляется, был готов согласиться с таможенно-транзитными правилами, введенными Молдовой при поддержке Киева в марте 2006 г., но хотел бы этот порядок закрепить документально, чтобы у молдавских властей не было соблазна и дальше использовать экономическое давление с целью навязывания Приднестровью своей позиции по политическому урегулированию проблемы. Кишинев же в ответ не только отказался рассматривать этот вопрос, но и принял новые ограничения для приднестровских предприятий, на этот раз в области импортных операций.

Задача экономического удушения Приднестровья по-прежнему является основной в политике Молдовы в приднестровском вопросе.

Так что Тирасполь прав, утверждая, что Кишиневу на самом деле переговоры не нужны, а если нужны, то только такие, где мнение Приднестровья никого не будет интересовать, ему предложат лишь согласиться с мнением «большинства».

Такую очередную попытку Кишинев, как известно, предпринял в начале 2007 г., представив на рассмотрение посредникам и наблюдателям «в конфиденциальном порядке» свой новый – старый план урегулирования под названием «Пакт о принципах и гарантиях приднестровского урегулирования», который не содержал в себе ничего принципиально нового по сравнению с законом об основных положениях статуса Приднестровья от 22 июля 2005 г.

С учетом всего этого, у Приднестровья в создавшейся ситуации желания идти на переговоры как-то не возникает.

Сегодня в СМИ много всякого рода рассуждений на тему об активизации переговоров между Россией и Молдовой по приднестровской проблеме и о наличии у Москвы новых наработок по ее решению, напоминающих известный меморандум «Козака».

В связи с этим западники проявили явную настороженность и даже нервозность. В Кишинев зачастили эмиссары из ОБСЕ, ЕС, США и т.д. И заявления молдаван о том, что какого-то цельного российского документа по урегулированию нет, западников не устроило. Президент РМ В.Воронин, выступая на встрече глав государств Центральной Европы, проходившей недавно в Брно, попытался их успокоить, заявив, что приднестровский вопрос невозможно решить…не по-европейски. Успешное решение проблемы, по его мнению, может быть только одно, которое предусматривает демилитаризацию, запрет на размещение на территории Молдовы иностранных войск и военных объектов, предоставление справедливого статуса Приднестровью (правда, Воронин не разъяснил, что он под этим понимает). И ранее молдавские представители также высказывались примерно в таком же плане: мол, если у России появится новый план приднестровского урегулирования, то он должен пройти обязательную апробацию в рамках переговорного процесса в формате «5+2».

В то же время ряд местных наблюдателей отметил, если российского плана нет, зачем тогда в Кишиневе было опубликовано сообщение, что российские предложения по урегулированию президент В.Воронин и его ближайшее окружение обсудили на специальном заседании, на которое был приглашен также зампредседателя парламента, лидер ХДНП и нынешний союзник президента Ю.Рошка.

В тот же день президент РМ встречался с послом США и, надо думать, ввел его в курс дела, чтобы избежать новых недоразумений в отношениях с западниками.

Не исключено, считают журналисты, что на этот раз "утечка информации" была организована сознательно. Во-первых, чтобы предупредить Запад о намерениях России, а во-вторых, чтобы в дискуссиях по приднестровскому вопросу с Россией всегда иметь возможность сослаться на позицию обеспокоенных партнеров по переговорам и отклонить не устраивающие Кишинев предложения Москвы, например, предложение о сохранении в Молдове российского военного присутствия и т.д.

План, видимо, у России все же есть, ведь если его нет, зачем тогда заместителю секретаря Совета безопасности РФ Ю.Зубакову «мотаться» между Москвой и Кишиневом.

Ясно, что не предстоящие всеобщие местные выборы в Молдове волнуют российскую сторону.

Но хотелось бы подчеркнуть, что в любом случае план обсуждается на двусторонних переговорах, и не обязательно он станет предметом обсуждения на переговорах в рамках Постоянного политического совещания – нынешнего переговорного механизма по урегулированию «5+2». Многие его положения, изложенные в средствах массовой информации, уже получили отрицательную реакцию со стороны ряда представителей ОБСЕ, ЕС, США и др.

Так что пока нет документа, который мог бы лечь в основу будущих переговоров по выработке правового статуса Приднестровья.

Второй момент, который хотелось бы здесь также отметить – Россия, говоря о необходимости учета мнения приднестровцев относительно будущего их края, высказанного на референдуме 17 сентября 2006 г., предлагая объединение Приднестровья с Молдовой, на самом деле это волеизъявление игнорирует. А чтобы сделать приднестровское руководство более «покладистым», Москва прекратила ежеквартальные финансовые субсидии бюджета ПМР, пока никак не отреагировала на последние молдавские инициативы по оказанию дополнительного экономического воздействия на Тирасполь, партия власти «Единая Россия» заключила соглашение о сотрудничестве с ведущей партией Приднестровья «Обновление», нацеленной на реформирование существующего режима в регионе. Не исключено, что муссирование слухов о досрочной отставке президента И.Смирнова в российских СМИ также не обошлось без Москвы, хотя в последней декаде мая с.г. в российской столице и прошли Дни Приднестровья. Но из официальных лиц на них не присутствовало ни одного представителя федеральных властей, а вице-спикер Госдумы С.Бабурин в мероприятиях, связанных с проведением этих Дней, участвовал скорее в личном качестве.

Есть еще один аспект, который толкает В.Воронина играть роль оптимиста. Это выборы местных органов власти и самоуправления в Молдове, которые должны состояться 3 июня с.г. Хотя прогнозы предсказывают победу на этих выборах коммунистам, тем не менее, провозглашенная «близкая» развязка молдавско-приднестровского конфликта способна привлечь на их сторону дополнительное число избирателей.

Кроме того, нерешенный до сих пор вопрос о возвращении на российский рынок продукции винодельческой промышленности, без чего Молдову ждут новые экономические потрясения, также заставляют молдавского лидера делать оптимистические заявления и даже в известных пределах способствовать продолжению двусторонних переговоров с Россией по проблеме Приднестровья. Правда, пока неизвестно, чем они закончатся. Некоторые эксперты полагают, что сегодня ситуация напоминает историю ноября 2003 г., когда все должно было вроде завершиться урегулированием на основе подготовленного Россией меморандума, но завершилось, мягко говоря, неудачей российской дипломатии.

И об этом, наверное, нашим переговорщикам, особенно Ю.Зубакову, бывшему тогда послом России в Молдове, нужно помнить, чтобы второй раз не наступить на те же грабли. Как говорят, единожды солгавшему веры нет.

В заключение еще раз выскажем наше мнение о том, что о радужных перспективах в деле приднестровского урегулирования говорить рано.

Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ